Читать онлайн Сборник статей Арби Вагапова

	                               Сборник статей Арби Вагапова




      Не надо стесняться говорить на родном языке

Арби Вагапов родился 28 января 1951 года в Казахстане, в городе Аягуз Семипалатинской области
, куда были сосланы его родители. В школу начал ходить там же. Когда Арби Вагапов перешел в
седьмой класс, его семья вернулась на родину, в ЧИАССР. Здесь, в селении Урус-Мартан он с
отличием окончил среднюю школу №1, затем поступил в Ростовский Государственный Университет на
 физико-математический факультет, который также закончил с отличием. В 1979 году он в
должности инженера участвовал в студийных разработках СКВ Радиотехнического Грозненского
завода, где оказался первым и единственным чеченцем. Параллельно получил второе высшее
образование, окончив филологический факультет ЧИГУ по специальности чеченский язык и
литература, хотя в школе и не изучал родного языка. Первая книга, прочитанная им по-чеченски,
- "Дохк" Селимы Курумовой.

Ныне Арби Вагапов - один из ведущих ученых-лингвистов республики, автор многих научных трудов
 и нескольких уникальных чеченских словарей, в том числе единственного в своем роде "чечено-
английского" словаря, изданного в 2004 году в Нью-Йорке и Лондоне. В 2005 году защитил
кандидатскую диссертацию на тему "Славяно-Нахские лексические параллели" - единственную за
всю историю ЧГУ работу этого направления.

В этом году Арби Вагапов отметил свое 55-летие.

Как ведущему языковеду республики не могу не задать вам сразу этот вопрос: как вы относитесь
к тому, чтобы перевести обучение в начальных классах на чеченский язык?

Очень положительно. Я считаю, что введение родного языка в начальных классах просто
необходимо. Мы не являемся первопроходцами в этом направлении - это успешно практикуется в
соседних республиках. Не надо бояться этого, ведь большинство чеченских детей в селах
абсолютно не знает русского языка в этом возрасте. Дети будут лучше понимать, а значит, лучше
 осваивать школьную программу.

Тем не менее многие учителя ссылаются на то, что для этого сегодня в нашей республике нет
необходимой базы, а родители боятся того, что их дети, обучаясь в таких школах, будут плохо
говорить на русском языке...

Во-первых, старт всему процессу дается только после того, как на высшем уровне принимается
решение - указ. После этого начинается подготовка базы и всех мероприятий, связанных с этим
делом. Это довольно серьезный проект, и никто с бухты-барахты не собирается его вводить. Во
вторых, если такой закон даже будет принят, обучение на чеченском языке предполагается только
 в на-чальных классах. И опасения родителей, что их дети не будут говорить на русском,
кажутся мне абсолютно беспочвенными. Я думаю, если бы те же родители ратовали за то, чтобы их
 дети говорили на родном языке, молодых людей, не знающих чеченского языка и прекрасно
владеющих русским, было бы намного меньше.
Неужели этот закон так необходим нам именно сегодня? Разве качество знаний не важнее того, на
 каком языке дети будут их получать?

Качество знаний, несомненно, на первом месте. Однако и язык здесь играет не последнюю роль,
ведь он является хранителем культуры народа. Мне, как лингвисту, как чеченцу, очень важно,
чтобы ребенок мог учиться в школе, где преподают на чеченском языке, если его родители хотят
этого. Сегодня такую школу днем с огнем не сыщешь. Надо добиться равноправия и демократии в
этом вопросе.

Скептики часто сетуют на бедность нашего языка, ссылаясь на то, что многие слова просто
невозможно перевести на него. Полная чушь и ерунда. Наш язык -один из самых древних и богатых
 языков мира. Когда я шесть лет назад работал над англо-чеченским словарем в Калифорнийском
Университете США, мои американские коллеги-лингвисты были просто удивлены богатством нашего
языка. Наш язык имеет и базу, и словарный запас не меньший, чем любой другой европейский язык
. Просто его надо развивать. К примеру, в изданном нами словаре очень много неологизмов;
казалось бы, непереводимые прежде на чеченский язык слова были переведены просто и красиво:
стюардесса - кемааьзни, зенитное орудие - ирх топ, произведение - гов-зар, предложение - алам
, учебник - Iамат и т.д. Любой язык, если на нем не говорят, забывается, многие слова "
теряются" просто оттого, что ими не пользуются. Но это не значит, что язык беден. Это говорит
 о другом - об утере народом своей культуры и своих корней.

Как появилась идея чечено-английского словаря и чем объяснить проявление такого интереса
заокеанских лингвистов к чеченскому языку?

Этот проект был задуман знаменитым Калифорнийским Университетом города Бертли. В сентябре
1999-го я поехал по их приглашению в Калифорнию. Ровно год мы с Джоанной Николз работали над
этим проектом - я делал всю "чеченскую", она - всю "английскую" работу. Таким образом, я
являюсь автором этого словаря с чеченской стороны, она - с американской. Джоанна - лингвист с
 многолетним стажем, занимается малоизученными языками мира. Давно интересуется чеченским
языком, не раз бывала в Чечне, Грузии и Москве. Я провел год в США, и в результате нашей
кропотливой работы был создан первый в своем роде англо-чеченский и чечено-английский словарь
. Это довольно большая 700-страничная книга, в которой более пяти тысяч слов. Авторские права
 на него принадлежат американской стороне.

Любой желающий может приобрести его через интернет. Думаю, каждый, кто возьмет в руки этот
словарь, по достоинству оценит его и вместе с ним красоту нашего языка.

Что касается интереса наших заокеанских коллег к чеченскому языку, он объясняется очень
просто - это не первый проект такого рода, претворенный здесь в жизнь. Когда мы с Джоанной
Николз составляли словарь, в Калифорнийском Университете проводился курс лекций на тему "
Полевые исследования языка на примере чеченского". Это был спецкурс для аспирантов и
преподавателей, суть которого заключалась в определении методики изучения абсолютно
незнакомого языка с нуля: какие вопросы надо задавать, как разговорить собеседника и т.п.
Концепция строилась на примере нашего языка. По окончании курса каждый аспирант брал какую-
либо тему (существительные, глагол и тд.) и на основе чеченского языка сдавал по этой теме
экзамен.

У нас в республике немало газет и журналов, издающихся на чеченском языке. Однако и стар и
млад предпочитают им русскоязычную прессу. С чем это связано?

Вы правы. То, как подаются материалы в некоторых наших чеченских изданиях, так
непрофессионально, их стиль настолько тяжеловесен, что даже мне, лингвисту, трудно это читать
. К тому же иные газеты просто перепечатывают, переводя на чеченский, то, что было
опубликовано на русском несколькими днями раньше. Кому это интересно, кто это будет читать?
Чеченским изданиям необходимо научиться давать материалы из первых рук, красивым литературным
 языком, тогда у нас будет своя полноценная пресса.

Что, по вашему мнению, надо сделать, чтобы популяризировать чеченский язык среди населения и
особенно среди нашей молодежи?

Думаю, прежде всего надо на самом высшем уровне принять Государственную Программу по
сохранению и развитию чеченского языка - пока у нас такого закона нет. Даже день родного
языка мы приняли последними из всех северокавказских республик, и я уверен, что мало кто у
нас в республике знает, когда он отмечается. Надо всеми силами повышать престиж родного языка
 среди населения. Нужно больше давать эфир и на ТВ и радио передачам на родном языке. В
республике необходимо больше издавать литературы, в том числе детской, на родном языке, и
чтобы она была написана стилистически выверенно. Пусть это будет и не столь новое, но
интересное чтение, несущее в себе много знаний. Например, думаю, было бы очень интересно
почитать Книгу Рекордов Гиннеса на чеченском языке. Нашей молодежи не надо стесняться
говорить на чеченском. Наоборот, стесняться должен тот, кто, будучи чеченцем, не умеет
говорить на своем родном языке.

Беседовал Исмаил ШОВХАЛОВ
Словообразовательные модели современного чеченского языка / ХIинцалера нохчийн меттан
дошговзаран кепаш

ЦIердешнаш

-аьзни
(в маьлха-аьзни, лайн-аьзни, хи-аьзни)
аьзни солистка; певица; исполнительница
вагон-аьзни вагоновожатая, проводница
кема-аьзни стюардесса
кино-аьзни киноактриса
куц-аьзни манекенщица
лор-аьзни медсестра
нека-аьзни пловчиха
седа-аьзни кинозвезда
спорт-аьзни спортсменка
теле-аьзни диктор телевидения
тIема-аьзни военнослужащая; боевичка
шуьна-аьзни официантка (шуьнаговз официант)
и т.д.

ай-
айбедар лифчик
айсийна голубой (билгалдош)
и т.д.

-ант
белхант производство
говзант лаборатория
гIулкхант учреждение, служба
дарбант лецебница; курорт
зорбант типография
пурбант бюро пропусков
тобант объединение
турбант трубопрокатный завод
Iилмант институт, научно-исследовательский институт и т.д.

анти-
антидуьне антимир
антилатам противоборство
антилаттам противостояние
антимисхалг античастица
антиойла антитезис
антитайпа антипод
антикхетам диаметрально противоположное понимание; антогонизм; непримиримость
антихетам антимнение
антихIума антитело и т.д.

-баба
гIура-баба ледяная баба
жоьра-баба старая карга; колдунья, ведьма
лайн-баба снежная баба
хьуьна-баба ведьма, лещая
ча-баба ведьма и т.д.

-барам
дебарам объем
либарам величина
цабарам единица
и т.д.

-бика
зуламбика вредительница
туьканбика продавщица
урамбика уличная девка
цIанобика санитарка
шарамбика уборшица, техничка
и т.д.

-биргIа “-вод; -провод; труба”
англибиргIа пробирка
газбиргIа газопровод
кIурбиргIа выхлопная труба
нефтибиргIа нефтепровод
сурсатбиргIа продуктовод
тулгIебиргIа волновод
хибиргIа водопровод
наьхбиргIа мусоропровод и т.д.

-говз
бакъоговз правовед
балетговз балетмейстер
бахамговз завхоз
бедарговз модельер
дошговз словесник, лексиколог
гIалаговз градостроитель
жаккиговз гросмейстер
забарговз сатирик
зарговз оружейник; кольчужник
кхачаговз повар
моттговз 1. оратор. 2. адвокат
мукъамговз композитор
суртговз художник, живописец
товарговз таваровед
тIемаговз военспец
Iедалговз чиновник, служащий и т.д.

-да
армида командующий армией
бакъонда (хIуттург) правоприемник
говзарда автор; изобретатель
дойнда виновник ссоры; задира; дебошир
долада собственник, владелец
зуламда вредитель; преступник
йозанда автор; писатель
лорда член законодательного органа лорис (неологизм Х.-А.Нухаева)
мехкада устар. землевладелец
низамда страж порядка
исламан низамдай стражи исламского порядка
тайпанда предводитель тайпа (неологизм Х.-А.Нухаева)
тукхамда предводитель, глава тукхума (неологизм Х.-А.Нухаева)
туьрада маршал
тIемада полководец
хьаша-да хозяин по отношению к гостю
хьекъалда мудрец; умница
элида глава государства (неологизм Х.-А.Нухаева)
эскарда министр обороны
юстда член судебного органа юстис (неологизм Х.-А.Нухаева)
юьртда председатель сельсовета, глава сельской администрации
Iеламда ученый алим
Iилманда ученый; метр науки и т.д.

-дада
маждада аксакал
гIурадада дед-мороз
хидада водяной
хьуьнадада леший
цIадада // цIийндада домовой
чадада угрюм-дед, нелюдим
и т.д.

-йист “по-, при-“ (ср. Теркйист Притеречье)
Аралйист Приаралье
Байкалйист Прибайкалье
Балтйист Прибалтика
Идалдехьайист Заволжье
Идалсехьайист Приволжье
Идалйист Поволжье;
Лакха-Идалйист Верхнее Поволжье
Лаха-Идалйист Нижнее Поволжье
Ана-Идалйист Среднее Поволжье
Москвайист Подмосковьеи т.д.

-йоза
гулйоза итог, резюме, заключение
дегайоза кардиограмма
дейоза дневное расписание
дIайоза запись
зайлайоза клинопись
куьйгайоза рукопись
кIелйоза сноска
кIирйоза недельное расписание
сихайоза скоропись
суртйоза пиктограмма
схьайоза входящая (информация и т.д.)
тIейоза надпись
тIерайоза выписка
тIулгйоза петроглифы
улйоза приписка
хьулйоза тайнопись; кодограмма
цIейоза список
чекхйоза резюме, заключение
шерйоза летопись; ежегодник
штатйоза штатное расписание
и т.д.

-касп “предприятие, артель”
тIемакасп военное ведомство
и т.д.

-кема
беркема вертолет
гилакема лодка
ирхкема самолет с вертикальным взлетом
кузакема ковер-самолет
масакема сверхзвуковой самолет
моторкема моторная лодка
панакема космический корабль
ракема ракетоносец
салазкема аэросани
седакема звездолет
стигалкема космический корабль, ракета
субкема подлодка
хаткема грязеход
хедаркема летающая тарелка
хитIомакема гидроплан
хIавакема аэроплан, воздушный лайнер
чукема 1. подводная лодка. 2. батискаф
шакема ледокол
и т.д.

-кип “отделение; офис; ведомство”
вахаркип гражданство
векалкип представительство; дозанал арара векалкип внешнее представительство
говзаркип промышленность
исбаьхькип искусствоведение
милцойн кип отделение милиции
почти кип отделение почты
куьйгалкип правительство
урхалкип управление
Iедалкип госучреждение
и т.д.

-кIело
меркIело подносье
стигалкIело полнебесье
тховкIело кров, укрытие (от дождя)
хабаркIело подтекст, подоплека
чукIело подбрюшье
и т.д.

-ларма
герзларма арсенал
декъийларма морг
жайниларма книгохранилище
кIаларма зернохранилище
нефтиларма нефтехранилище
стоьмиларма фруктохранилище
тIамахларма убежище, бомбоубежище
хастоьмаларма овощехранилище
хиларма водохранилище
чIериларма рыбхранилище
и т.д.

-ло “-ость; -ство; -ба”
доттагIло содружество (но доттагIалла дружба)
ойсарло эффект, эффектность (но ойсаралла производительность)
юкъарло посредничество (но юкъралла общество)
и т.д.

-накъост
канакъост помощник; сподручный
ханакъост телохранитель
и т.д.

-нана
нана-борз волчица
нана-гIала столица
нана-даймохк родина-мать
нана-дегIаста Отчизна, Кавказ
нана-доьзал семество
нана-Гихта Гехи
нана-Марта Урус-Мартан
нана-Чечана Чечен-аул
нана-мохк родина
нана-дуьнена(н) глобальный, всеобъемлющий, вселенский
нана-Нохчичоь Чечения
нана-хутал основной стебель
нана-хIорд океан
и т.д.

-са
бIаьрса зрение
дегса шестое чувство
лерса слух
мерса обоняние
чкъураса осязание; ощущение
и т.д.

дехьа- // сехьа-
Дехьа-АтагIа Малые Атаги
Сехьа-АтагIа Старые Атаги
Дехьа-Марта Ачхой-Мартан
Сехьа-Марта Урус-Мартан
Дехьа-Ази Дальний Восток
Сехьа-Ази Ближний Восток
Дехьа-Байкал Забайкалье
Сехьа-Байкал Предбайкалье
Дехьа-Кавказ Закавказье
Сехьа-Кавказ Предкавказье
Дехьа-Урал Зауралье
Сехьа-Урал Предуралье и т.д.
и т.д.

сила “велик-ий”
силабомба сверхбомба
Силабритани Великобритания
Силапачхьалкхалла великодержавность
Силапачхьалкхаш великие державы
СилахIорд океан
и т.д.

син- “духовный, психо-“
синхадам душевный надрыв, слом
синхетам ощущение
синэкам эмоция
синбаам угрызение совести
и т.д.

суб- “под-”
субдукхалла подмножество
субкема подлодка
субкхетам подсознание
субкхетаман // субкхетамера подсознательный
субсистема подсистема
субтайпа подвид
субтекст подтекст
субтоба подгруппа
и т.д.

-топ “оружие, орудие”
гиратоп // грантоп гранатомет
дертоп пулемет (дера дуьллу топ)
дуртоп орудие залпового огня (дур дохьуьйту топ)
ирхтоп зенитное орудие, зенитка
йоккхатоп артиллерийское орудие, пушка
курпалтоп мортира
лазертоп лазерная пушка
масатоп автомат (сиха топ)
минатоп миномет
силатоп сверхоружие; supergun
цIетоп огнемет
хитоп водомет
электронтоп электронная пушка
и т.д.

туп- “настоящий, коренной, исконный”
тупвотайпа грязнейший тип
тупжуьгти классический еврей
тупламаро типичный горец
тупнохчи коренной чеченец
тупоьрси типичный русский
туп-эпсар штабной офицер
и т.д.

-хьенех
хIаъхьенех поддакивающий, подхалим; yesman
хIунехдина хьенех некий, некто
и т.д.

-хIума
боьхахIума змея
гахIума достопримечательность
ирахIума холодное оружие
йолахIума огнестрельное оружие
курахIума гордец, гордячка; заносчивый
кхалхIума закуска; кушанье
малахIума выпивка; напитки
яахIума еда
писхIума жадина
стехIума женщина, баба; самка
столхIума столик
топхIума ружьишко
хьажахIума телепередача
эккхахIума взрывчатое вещество
и т.д.

-чалла
доттагIчалла побратимство
кехатчалла крючкотворчество
къонахчалла мужество
питанчалла подстрекательство, провокаторство
и т.д.

Билгалдешнаш

бала-
балаболу(ш) интересующий, интересуемый; касающийся
балабоцу(ш) безучастный, безразличный
балакхаьчна заинтересованный
балакхочуш участливый
и т.д.

-волу
бакъволу правый; настоящий
дедолу дееспособный, способный; могущественный
сийдолу славный
силаволу славный, великий
хьакъволу заслуженный, достойный
и т.д.

-вуон
багавуон злоязычный
бIаьргвуон наводящий порчу
гайвуон неумеренный в пище
догвуон зловредный
куьгвуон нечистый на руку
(все переводы приблизительные)
и т.д.
-гена
некъгена дальнорейсный
и т.д.

-маса “скорый, быстрый)
буймаса тот у кого быстрый кулак, боксер
когмаса быстроногий
куьгмаса быстрорукий
и т.д.

-нийса
ардамнийса равнодействующий
бакъонийса равноправный
барамнийса равновеликий
боларнийса поступательный
бIаьргнийса меткий
гIонийса равносторонний
ирхнийса вертикальный
охьанийса отвесный
пурхнийса горизонтальный
ханийса равнобедренний
и т.д.

-оьзда
гай-оьзда неприхотливый в пище
эхь-оьзда благостыдливый
дегI-оьзда статный, грациозный
дош-оьзда вежливый, приветливый; красноречивый
куц-оьзда великолепный
хIуоьзда благородный, чистокровный, породистый
цIаоьзда домовитый; благородный
цIий-оьзда чистокровный
и т.д.

-куьг
куьгдика умелый, сноровистый
куьгкIеда мягкий, нежный, приятный
куьгхьанал честный
куьгхьарам не чистый на руку
куьгцIена чистый на руку, незапятнанный
(все переводы приблизительные)
и т.д.

-сила “велик-ий”
Силаболу Даймехкан ТIом Великая Отечественная война
Силаволу Эйнштейн Великий Эйнштейн
Силадолу лаьмнаш Великие горы
Силайолу Аренаш Великие пространства
Силайолу Нохчичоь Великая Чечения
Силайолу французийн революци Великая Французская революция
Силапачхьалкхаллин великодержавный
и т.д.

-хIу
хIубоьха низкопробный; низкий, низкородный
хIукIайн белокожий
хIукIеда рецессивный
хIуможа желтокожий
хIуоьзда высокородный, благородный, благородных кровей
хIуцIен краснокожий
хIуцIена чистокровный, чистопородный, беспримесный
хIучIогIа доминантный
хIуIаьржа чернокожий
и т.д.

Куцдешнаш

-санна
палсанна случайно
хазнехасанна очень
и т.д.

СОЬЛЖА-ГIАЛА – 1999
Происхождение чеченцев с точки зрения языкознания

По современным научным представлениям чеченский язык вместе с ингушским и цоватушинским
языками образует нахскую группу иберийско-кавказской языковой семьи, составляющими оторой
являются также картвельская, абхазо-адыгская и дагестанская группы. По другой версии нахские
и дагестанские языки объединяются в одну нахско-дагестанскую группу. Такой классификации
придерживаются в основном кавказоведы, тогда как европейские ученые признают все эти три
группы - картвельскую, абхазо-адыгскую и нахско-дагестанскую - отдельными языковыми семьями,
не связанными между собой генетическим родством. Так известный лингвист Б.А.Серебренников
считает, что "характерной особенностью попыток доказательства генетической общности
кавказских языков в целом является или абсолютный априоризм, или применение негодных методов
исследования этой проблемы" (17). Если в индоевропейских языках, к которым относятся арийские
(индоиранские), славянские, балтийские, кельтские, германские, романские, албанский,
греческий и армянский языки, значительный пласт родственной лексики, морфологических и
синтаксических общностей, то в кавказских языках, по мнению Г.А.Климова (13) "
непредубежденному исследователю бросается в глаза не только существующие между его отдельными
 группами серьезные расхождения структурного плана, но и … резко очерченная материальная
специфика каждой из групп. … Здесь глубоко различен состав основных разрядов местоимений,
числительных, прилагательных, очень мало сопоставимых слов среди имен существительных и
глаголов. Можно отметить всего около двадцати общекавказских лексических единиц, способных
претендовать на исконный характер". Подобный менторско-назидательный тон часто можно услышать
 из уст и других компаративистов, когда речь заходит о генетических связях кавказских языков.
Пристальное изучение этого вопроса выявило, что непомерный скептицизм "маститых" ученых по
отношению к кавказским языкам, особенно к чеченскому, объясняется отнюдь не заботой об
усовершенствовании методов исследования этих языков, а наоборот, желанием скрыть от простых
людей действительную их (языков) историю. Свидетельством тому яфетическая теория Н.Марра (не
путать с пресловутым четырехэлементным анализом!), которая была предана остракизму совсем не
по причине ее несостоятельности, а скорее потому, что она была правильной, а значит, и
неугодной сатанинским силам мира. Свидетельством тому и статья того же Г. Климова "Несколько
индоевропейских картвелизмов", насквозь пронизанная духом неприятия чеченских параллелей не
только к рассматриваемым индоевропейским, но даже и к картвельским лексемам.
Если для тоталитарного режима было характерно примитивное диктаторское запретительство (
нельзя заниматься этимологией, нельзя заниматься древней историей, нельзя изучать ислам и т.д
.), то для "демократического поветрия" типично преднамеренное создание целых ложных
направлений в лингвистической науке. Так, еще недавно усиленно скрываемое родство северо-
кавказских языков с хуррито-урартскими теперь уже вроде бы как и не отрицается, но тут же
незамедлительно состряпана новая лингвистическая притча об их генетической связи с сино-
тибетскими (?!). Данные языкознания свидетельствуют, что правкавказский язык лежит в основе
ностратических языков: индоевропейских, картвельских, семито-хамитских, урало-алтайских и
дравидийских. Сино-тибетские языки имеют к ним отношение только в плане глоттогенеза (
моногенеза). Наиболее близки к своему праязыковому состоянию некоторые горночеченские
диалекты. За пределами Кавказа самыми близкими к чеченскому по своему лексическому и
фонетическому составу являются индоевропейские языки.
Именно к такому выводу приводит нас сравнительный анализ фонетического строя (6,9),
лексического состава (2,3,4,10,11,19), морфологических элементов (2, 10) и структуры корня
(5) этих языков, а также косвенные данные смежных наук (антропологии [1], археологии,
этнопсихологии). Чтобы оценить степень близости чеченского и индоевропейских языков,
достаточно сравнить их термины родства:
1. баба ‘бабушка’ - и.-е. *baba ‘бабушка’
2. да ‘отец; творец, создатель; хозяин, владелец’ - и.-е. *da-tar ‘творец’ < *da
‘создавать’
3. дада ‘отец; дедушка’ - и.-е. *dada ‘отец; дедушка’
4. (чеч. дади ‘отец, папочка’ - англ. daddy ‘отец, папочка’)
5. нанa ‘мать, бабушка’ - и.-е. *nana 'мать, бабушка'
6. (чеч. нани 'мамочка' - англ. nanny ‘нянюшка’)
7. матт ‘матрица, матка’ - и.-е. *mat- 'мать'
8. маттер 'основной, матричный’ - и.-е. *mater ‘матерь’
9. чеч. *саг ‘олень; мужчина стаг мужчина, человек’ - англ. stag ‘олень-самец; холостяк’,
stag-party 'мужская вечеринка'
10. мар 'муж' - и.-е. *mar- ‘молодой мужчина’
11. маре 'замуж' - и.-е. *mare- ‘выходить замуж’
12. нас > нус 'невестка, сноха' - и.-е. *snus- ‘невестка, сноха’
13. науц, ‘жених; зять’, мн. невц-арий - и.-е. *nous ‘новый; новобрачный’
14. замо ‘родственник жениха, сват’ - и.-е. *gamo ‘родственник по браку’, авест. zamaoya
‘зять’, ср. чеч. мн. замой
15. барт 'братство; союз' - и.-е. *brat ‘член союза; собрат’
16. к1ант 'сын; молодец' - и.-е. *gent ‘сын, родственник’
17. х1ун ‘семя; порода’ - и.-е. *sun ‘сын’, иран. hun
18. бeр ‘ребенок, дитя’ - и.-е. *ber ‘ребенок, дитя’
19. гаки ‘малютка, ребеночек’ - и.-е. *gag ‘детеныш, дитятко’
20. (осет. gagi ‘ребенок, дитя’, фрак. gaka, русск. диал. кага ‘дитятко’)
21. жеро ‘вдова', жоьра-баба ‘ведьма’ < жиерун-баба ‘старая карга’ - и.-е. *ger-о ‘зрелый,
старый’, др.-инд. jaras ‘старый возраст’, греч. geron ‘старый, старец’)
22. k’an-i > ц1ани ‘новорожденый; новый; непорочный’ - и.-е. *k'en- ‘новый, молодой’
Считаем необоснованной точку зрения, по которой слова баба, нана, дада не берутся в расчет
при генетических исследованиях, принимая их за так называемые слова детской речи, хотя еще А.
Мейе по этому поводу резонно заметил: “Детская речь распространяется лицами, вполне развитыми
 в отношении речи”. Безусловно “слова детской речи” могут нести в себе определенную
дополнительную информацию, когда они в значительном количестве совпадают в “неродственных”,
как, например, в английском и чеченском (ср. еще чеч. пису “киска” = англ. pussy) и не
совпадают в некоторых “близкородственных” языках, как, например, в языках Дагестана.
Наряду с рассмотренной выше группой терминов родства, к важнейшему разряду слов,
характеризующих генетическое родство языков, относится и разряд названий частей тела, среди
которых мы имеем следующие нахско-индоевропейские параллели:
1. Бага ‘рот’ - и.-е. *beg 'рот; резать'
2. Бал 'рука, плечо' - и.-е. *bel 'рука, плечо'
3. Буй ‘кулак’ < *bug - и.-е. *bug 'гнуть; кулак'
4. Бакъ 'спина' - и.-е. *bak ‘спина, бок’, англ. back 'спина'
5. Б1аста 'тыл' - и.-е. *bhasat 'зад; тыл; спина'
6. Б1ар-иг 'глаз' - и.-е. *brou ‘бровь', *bhereg 'блестящий'
7. Варе 'бедро' - и.-е. *vran 'бедро'
8. Варту 'шея' - и.-е. *vert 'вертеть', иран. wartan ‘шея’, слав. *vortъ 'шея'
9. Гуола ‘колено' - и.-е. *goul 'изгиб, колено'
10. Йист 'рот', хьаст 'исток' - и.-е. *as-t // *oust- 'рот, устье'
11. Кар 'рог' - и.-е. *kar 'рог, голова', хетт. kar ‘олений рог’
12. Карт-у 'голова' - др.-англ. heor(o)t 'рог; олень'
13. Киeра 'чрево' - и.-е. *kere 'резать; полость', слав. *chrevo 'живот, чрево' (ср. чеч.
диал. чивреш)
14. Кит 'живот; бурдюк' < *кат - и.-е. *gud- 'живот' (?)
15. Каг, куьг 'рука' - и.-е. *keg- 'коготь, кисть руки', *kug- 'гнуть; коготь; крюк’ [ср.
также нах. ка, кара ‘рука’ - др.-инд. kar ‘рука’; и.-е. (иран.) *dok- ‘рука’ - нах. даки
‘хороший’ < ’правая рука, десница’]
16. Куог 'нога' - и.-е. *keug- // *koug- // *kug- 'крюк; нога'
17. Кхал-и 'большой зуб' - и.-е. *kel- ‘резать’, слав. *kelъ ‘клык, зуб’
18. Кхам-и 'челюсть' - и.-е. *gem- // *kem-, cлав. скемица 'челюсть'
19. Кхас 'волосы головы, грива' - и.-е. *kes 'волосы головы'
20. Маж 'борода, усы’ < *mag - и.-е. *meg- 'борода, усы'
21. Макх-и 'ус(ы)' - и.-е. *mek- 'борода, усы'
22. Мин-даь1ак 'шейный позвонок' < *mani- - и.-е. *men 'шея'
23. Мас 'перо; волос' - и.-е. *mas-, *meus- 'мох'
24. *Наб 'железа; жировой слой на животе' - и.-е. *nabh- 'живот; пупок'
25. НаI 'шкура' < *naq’ - и.-е. *nak- 'шкура'
26. ПIал-иг 'палец' - и.-е. *pаl- 'палец', слав. *palъ 'палец'
27. Пхьад 'нога, икра ноги' - и.-е. *phed- 'нога'
28. Чкъор 'кожица; кожура' - и.-е. *skor- 'шкура; шкорка'
29. *К1ан-иг 'подбородок' - и.-е. *k'enu- 'подбородок'
30. *Анд-у ‘лоб, передняя часть черепа’ - и.-е. *ant-i ‘перед, фронт, лоб’
 Отдельные ученые хотят представить дело так, что лексические соответствия в генетических
исследованиях не имеют принципиального значения. Мы же, наоборот, убеждены в том, что именно
сходство словарного состава является главным критерием родства языков. Никакого
грамматического строя языка “как наиболее устойчивой и практически трудно проницаемой для
внешнего воздействия структуры” (3, с.45) без лексики не существует. Пусть эти исследователи
или открыто заявят, что грамматика первична, а лексика вторична, или приведут пример языка, в
 котором бы с течением времени при сохранении “трудно проницаемой” грамматической структуры
была бы утеряна базовая лексика языка. Смеем утверждать, что структурно-грамматических
расхождений между общепризнанно родственными языками порой значительно больше, чем словарных.
Например, между чеченским и ингушским языками, в родстве которых никто не сомневается,
заметные различия в функционировании категории грамматических классов, в парадигме склонения,
в системе глагольных времен. Еще больше грамматических, а не лексических (!) различий между
вайнахскими и цова-тушинским языками. В болгарском и французском языках нет склонения, хотя в
 старо-славянском и в латинском языках, к которым они соответственно восходят, эта категория
была. На примере одного чеченского языка можно проследить, как в процессе исторического
развития размываются границы между аглютинативным и флективным строем языка: стоит только в
орфографии принять фонетический принцип написания, как в чеченском языке резко возрастет
элемент флективности (чисто флективных языков, как известно, не существует), ср. в глаголах:
а:л “сказать” - о:л “говорит”, туо:х(а) “ударить” - ту:х(а) “ударяет”, дита “оставлять” -
дуьта “оставляет”, лаа “желать” - лаьа “желает”; в именах: болх “работа” - белх “работы”,
борз “волк” - берз “волка”.
Читая кавказоведческие работы по сравнительно-историческому языкознанию, вдруг приходишь к
мысли, что все эти безобидные с виду “случайные совпадения”, “заимствования из
индоевропейских языков”, “культурные бродячие термины”, “слова детской речи”,
“звукоподражания”, “методологически не верно”, “сначала надо установить регулярные звуковые
соответствия”, “прежде надо написать сравнительно-историческую грамматику” и т.д. и т.п. в
руках некоторых авторитетов давно лишились своего первоначального смысла и превратились в
инструмент очернительства. Жизнь учит нас, что она богаче любых установленных человеком
соответствий, и на поверку оказывается, что нет никакой строгости в противопоставлении
согласных ни по признаку твердости-мягкости, ни по звонкости-глухости, ни по лабиальности-
нелабиальности, ни по придыхательности-непридыхательности (16). И речь здесь не о том, что
надо отказаться от достижений сравнительно-исторической науки, об этом смешно даже думать,
речь о том, что нужно скорее отказаться от устаревших представлений, чем от реальных фактов.
Лингвистические свидетельства о происхождении ностратических языков с Кавказа, подкрепляются
и антропологическими данными. Известно, что белая раса на Западе называется кавказской.
Большинство жителей бывшего СССР об этом не имеет ни малейшего представления. Те же, кто
знает об этом, но которым это не по нутру, усиленно пытаются доказать, что никакой кавказской
 расы не существует. Они считают, что “белая раса” была так названа французским ученым
исключительно ради красоты черкесской женщины”, а не потому, что наиболее древние и исконные
представители этой расы представлены на Кавказе. Однако, антропологи на последний счет не
имеют никаких сомнений и свидетельствуют, что “кавкасионы” - жители Центрального Кавказа
относятся к кавкасионскому антропологическому типу - самому европеоидному из всех подтипов.
Этот тип характеризуется высоким ростом, массивностью черепа и относительно светлой
пигментацией. Эти черты, как известно, свойственны горцам. А горы - это древнейшее
местообитание людей после великого потопа. Пророк Нух (да благословит его Аллах и
приветствует) высадился со своими спутниками на горе Арарат (откуда и название Урарту).
Потомки его поселились на пространствах от Арарата до Кавкасоса (Кавказского хребта). Они и
составили основу нового человечества, радиально расселившегося из своего первоначального
очага проживания до Памира и Гималаев на востоке, до Альп и Пиренейских гор на западе. Язык
общины пророка Нуха, и был праязыком Старого Света, который во всех отношениях (библейски,
географически, антропологически и лингвистически) следует называть пракавказским или точнее
протокавказским. На наш взгляд, он тождествен ностратическому языку Иллич-Свитыча, с той лишь
 разницей, что он включает в себя нахский компонент как стержневой. Сближение же северо-
кавказских языков с какими-то енисейскими, сино-тибетскими и на-дене, минуя индоевропейские,
родство которых, например, с нахскими лежит на поверхности, является не случайным научным
недомыслием, а вполне осознанным актом, преследующим далеко идущие неблаговидные цели.
Тем, кто сознательно искажает истину, хочется напомнить аят из Святого Корана: И скажи:
“Пришла истина, и исчезла ложь, поистине, ложь исчезающа!” (14, 17:83).

Литература

1. Алексеев В.Н. Происхождение народов Кавказа. М., 1974.
2. Вагапов А.Д. Славяно-нахские лексические параллели. Грозный, 1994.
3. Вагапов А.Д. К вопросу о генетическом родстве индоевропейских и нахских языков // Проблемы
 происхождения нахских народов. Материалы научной конференции, состоявшейся в Шатое в 1991 г.
Махачкала, 1996.
4. Вагапов А.Д. Индоевропейско-нахские глагольные сходства. Тезисы локладов международного
симпозиума кавказоведов. Тбилиси, 1991.
5. Вагапов А.Д. Сходные элементы в структуре основы индоевропейских и нахских языков. Грозный
, 1992 (рукопись)
6. Вагапов А.Д. Индоевропейские и нахские языки. Грозный, 1992.
7. Вагапов А.Д. К происхождению гидронимов Причерноморья с корнем ДОН. Альманах “Чеченец”, №
5, Грозный, 1997.
8. Вагапов А.Д. Термины родства в индоевропейских и нахских языках. Махачкала, 1998.
9. Вагапов А.Д.К вопросу о пранахском консонантизме. Тезисы докладов научной конференции.
Грозный, 1999.
10. Вагапов Я.С. Индоевропейско-нахские лексические общности с классными показателями в их
составе. Грозный, 1994.
11. Джаукян Г.Б. Взаимоотношение индоевропейских, хуррито-урартских и кавказских языков.
Ереван, 1967.
12. Дьяконов И.М., Старостин С.А. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки // Древний
Восток. Этнокультурные связи. - М.: Наука, 1988.
13. Климов Г.А. Вопросы методики сравнительно-генетических исследований. - Л., 1971
14. Климов Г.А. Несколько картвельских индоевропеизмов. - Этимология-1979. М., 1981.
15. Коран. Перевод И.Ю. Крачковского. М., 1990.
16. Пахалина Т.П. Сравнительно-историческая морфология памирских языков. М., 1989.
17. Серебренников Б.А. Вероятностное обоснование в компаративистике. - М., 1974
18. Старостин С.А. Праенисейская реконструкция и внешние связи енисейских языков // Кетский
сборник. - М.: Наука, 1982.
19. Старостин С.А. Индоевропейско-севернокавказские изоглоссы // Древний Восток.
Этнокультурные связи. - М.: Наука, 1988.
Некоторые англо-чеческие глагольные сходства
/Грозный, ЧГУ/

В отзывах на мою статью «Происхождение чеченцев с точки зрения языкознания» прочитал в
Интернете приблизительно следующее: «Вагапов Арби пытается доказать родство чеченского языка
с индоевропейскими...».

Хочу внести ясность в этот вопрос, я ни в коем случае не пытаюсь доказать родство чеченского
языка с индоевропейскими ..., потому что это уже пройденный этап, у меня речь идет только о
ТОЖДЕСТВЕ праиндоевропейского и прачеченского языков. Сознательно употребляю термин
прачеченский, вместо пранахский или протонахский, несмотря на то, что этим даю большой козырь
 в руки своих оппонентов, которые так и ждут повода покритиковать не столько меня, сколько
данное направление науки. А если серьезно, то я использую прачеченский в значении пранахский,
протонахский, потому что последние термины среднему читателю ни о чем не говорят.

Ниже приводится небольшой фрагмент из моей статьи, опубликованной в Вестнике АН ЧР, № 2,
2007. Думаю, что этот материал предостережет некоторых читателей от скоропалительных оценок
научного направления, в котором они пока еще не сильны.

НЕКОТОРЫЕ АНГЛО-ЧЕЧЕНСКИЕ ГЛАГОЛЬНЫЕ СХОДСТВА

1. древнеангл. aсan ‘болеть’ от ‘жгуче болеть, жечь’ (англ. ache) – древнечечен. jagan
‘гореть’ (j- – классный показатель). Смотрите эту же основу с другими классными показателями
в англ. bacan ‘печь, выпекать’ = чечен. bagan ‘гореть’, англ. đeccan ‘гореть, жечь’ = чечен.
dagan ‘гореть’ под номерами 3 и 4 настоящего списка.
2. древнеангл. alan ‘гореть’ – др.-чечен. jalan ‘воспламениться, загореться’ (j- – классный
показатель), чечен. цIе йала ‘загореться’, алу ‘пламя, жар, угли’.
3. древнеангл. bacan ‘печь, выпекать’ – др.-чечен. bagan ‘гореть, выгорать’
4. древнеангл. đeccan ‘гореть, жечь’ – др.-чечен. dagan ‘гореть’.
5. древнеангл. cаmban ‘чесать’ – чечен. k’amban ‘чесать’.
6. древнеангл. eаcan ‘увеличиваться’ – чечен. j-aqqan ‘брать рост’ (diegh d-aqqan ‘вырасти,
вымахать’), j-oqqa ‘большой’ (от jaqqun), ср. jaqqij ‘большие, взрослые, старые’).
7. готск. haban ‘иметь’, англ. have ‘иметь, содержать’ (индоевропейск. *kаp-) – чечен. qaban
‘держать, содержать, питать, воспитывать’.
8. древнеангл. hatian ‘ненавидеть’ (гот. hatan, греч. kedos ‘сострадание’, индоевропейск.
*ked- ‘болеть душой, соболезновать, сострадать’) – чечен. kadan ‘выражать соболезнование,
сострадать’.
9. древнеангл. hittan ‘проясниться, удариться, встретить’ (англ. hit, дославянск. *keit-,
индоевропейск. *keit- ‘считать, думать, понимать’) – чечен. qietan ‘понять, уяснить;
проясниться, удариться, столкнуться, встретиться’.
10. древнеангл. magan ‘мочь’, готск. magan ‘мочь’ – чечен. magan ‘мочь’.
11. древнеангл. taken ‘брать, захватывать, отнимать’ – чечен. dakqan то же.
12. древнеангл. wađan ‘бродить’, англ. wade ‘переходить вброд; пробираться, идти’, др.-сканд.
vada ‘идти’, осет. wad ‘бежал’ – др.-чечен. vuodan ‘пойти, идти’, vadan ‘бежать’, где v- -
чеченский классный показатель.
13. немецк. wagen ‘сметь, отважиться’ (рус. отвага, отважиться) – чечен. vah’an [вахьа]
‘сметь, отважиться’. К фонетике сравните: Хьасан – Гасан, Хьамид – Гамид и т.д.
14. древнеангл. wakаn ‘будить; пробуждать’ – чечен. (sama) vakqan ‘разбудить’.
15. древнеангл. *walan > wael ‘умирать’ (др.-исл. val) – чечен. valan ‘умереть’.
16. англ. warn ‘предупреждать, предостерегать’, ware ‘остерегаться; берегись!’, warily
‘осторожно’ – чечен. ware! warilah! ‘междометия предупреждения, предостережения «смотри, будь
 осторожен, будь начеку»’.
17. древнеангл. wascan ‘мыть; омывать’ (англ. wash), нем. waschen – чечен. vashan ‘промокнуть
, расстаять, раствориться’, vashuon ‘намочить, размочить’.
18. древнеангл. *watan, англ. swat ‘ударять, хлопать’ (с подвижным s-) – др.-чечен. vatuon
‘дубасить, колотить’, vata // vota ‘барабан, ударник’.
19. древнеангл. beatan ‘бить, ударять’ – др.-чечен. biettan ‘бить, колотить, ударять’.
20. древнеангл. *dettan // thoddettan ‘бить, толкать’ – чечен. t’о diettan ‘бить градом, бить
 градом камней’ (чечен. t’o ‘щебень, камни; град’, dietta ‘бить, стучать’).
21. англ. deepen ‘понижаться, углубляться’, deep ‘погружаться’ – чечен. taban ‘пригнуться,
залечь, затаиться’, tieban ‘пригибаться, затаиваться, припадать к земле, залегать (чтобы
стащить), подкрадываться’. Отсюда англ. thief ‘вор’ (датск. dief, нем. Dieb).
22. древнеангл. can ‘знать, быть компетентным’, индоевр. *gen- ‘знать’ < ‘видеть’ – чечен.
gan ‘видеть’ (чеч. а краткое фонетически точно соответствует европейскому е, иными словами,
чеченское ган ‘видеть’ в русской транскрипции будет гэн).
23. древнеангл. don ‘делать’ (англ. do) – чечен. dan ‘делать’ (do ‘делаю’).
24. древнеангл. gan ‘идти; уходить’, англ. go – др.-чечен. ghan // vaghan ‘пойти’ (чечен.
gho ‘иди’, ghah ‘если пойдешь’).
25. англ. win ‘одолевать, завоевывать’ (индоевропейск. *uen- ‘побить, убить, победить’) –
чечен. vien ‘убить’ (v- – классный показатель).
26. англосаксон. doian ‘умереть; исчезать’ (англ. die, среднеангл. deyen, dien) – чечен.
dien ‘убить’, daj’an ‘убивать, уничтожать, истреблять’ (d- – классный показатель).
27. герман. -jan – каузативный суффикс глаголов со значением ‘делать’ – чечен. jan ‘делать’,
классный вариант глагола dan ‘делать’ (см. англ. dоn)
Отсюда:
28. древнеангл. bugjan ‘сгибать’ – чечен. buogjan ‘cгибать’ (= ‘изогнутым делать’) от буог-
‘изогнутый’ и йан ‘делать’.
29. древнеангл. derjan ‘вредить’ (от teran < *deran ‘рвать’) – чечен. darjan ‘бередить,
раздражать’ от daran ‘кромсать, раздирать’ + jan ‘делать’.
30. герман. *fulljan ‘делать полным’ – др.-чечен. phuljan ‘скрывать, окунать, погружать’ (=
‘переполненным делать’), чечен. хьулйан от *пхьул- ‘полный, переполненный’ и йан ‘делать’.
31. герман. *tilojan, древнеангл. tilian ‘возделывать, обрабатывать’ – чечен. tilajan //
tiluon ‘ощипывать, очищать; сдирать’.
32. древнеангл. tawian ‘готовить’ (англ. taw), гот. tewa ‘порядок’, tewjan ‘приводить в
порядок’, taujan ‘делать’ – др.-чечен. tajan, tawjan > чечен. tajan, tuojan ‘приводить в
порядок, исправлять, чинить’.
33. древнеангл. *tegоn ‘тащиться’ – чечен. taqan ‘поползти, проползти’, tieqan ‘тащиться,
волочиться, ползти’, taqon ‘протащить, поволочить’, tieqon ‘тащить, волочить’.
34. древнеангл. togian ‘тащить, тянуть’ (от герман. *togаjan) – чечен. taqajan ‘потащить,
поволочь’, чечен. tieqajan ‘тащить, волочить’, где -jan ‘делать’.
35. англ. jog, joggle ‘трясти; ехать или двигаться подскакивая’ – чечен. jiegan ‘трястись’,
jieguon ‘трясти’ (j- – классный показатель).
36. древнеангл. wecgan ‘трясти, качать’ – др.-чечен. viegan ‘дрожать, трястись’ (v- –
классный показатель).
37. древнеангл. biegan ‘гнуть, изгибать’ – др.-чечен. biegan ‘сгибаться, склоняться, падать;
сотрясаться, дрожать’, чечен. гора биего ‘повергнуть на колени’ (b- – классный показатель).
Для тех, кто не очень разбирается в категории грамматических классов кавказских языков,
поясняю, что последние три глагола на самом деле представляют из себя разные (классные,
родовые) формы одного и того же глагола. Отсюда сразу становится ясным вектор взаимоотношений
 английских и чеченских глаголов, нравится это кому-то или нет.
38. древнеангл. liegаn ‘лежать’ – чечен. liegan ‘падать, ложиться’.
39. древнеангл. listan ‘наклоняться, крениться’ – чечен. liestan ‘раскачиваться, колыхаться,
колебаться’.
40. древнеангл. *tagan ‘соединять, связывать’ (> tag), англ. tack ‘стежок; наметка; сметывать
 на живую нить’ – др.-чечен. tagan ‘сделать стежок’ (форма однократного вида к чечен. tiegan
‘шить’).
41. древнеангл. tiegan ‘завязывать, пристегивать’ – чечен. tiegan ‘шить, стегать, сшивать’.
42. древнеангл. tidan, getidan ‘резать, нарезать’, *thiedan ‘переводить’ (гот. *tiedan
‘объяснять’, др.-исл. thyda ‘объяснять, обозначать’) – др.-чечен. tiedan, чечен. tidan
‘толковать, объяснять’ от tiedan ‘резать, анализировать’
43. древнеангл. tellan ‘считать, рассматривать; рассказывать’ (англ. tell) – др.-чечен.
tallan ‘рассматривать, расследовать, разбирать, изучать’, чечен. tallа.
44. древнеангл. teran ‘рвать, разрывать; поранить’ (индоевропейск. *der-) – др.-чечен. daran
‘резать, порезать’, darxo ‘раненый’.
45. англ. toss ‘бросать, кидать, метать’ (неизвестного происхождения) – др.-чечен. tasan //
tassan ‘бросать, кидать, метать’, чечен. tasa, tos(u) ‘бросает, швыряет’.
46. древнеангл. wegan ‘вести’ (гот., герман. *wigan) – чечен. vigan ‘вести’.
47. древнеангл. wеsan ‘быть’ (гот. wisan ‘быть, оставаться’) – чечен. visan ‘остаться;
оставаться жить’ (v- – классный показатель) = чечен. jisan (см. след. пункт).
48. древнеангл. *еsan ‘быть’ (англ. is ‘есть’) – чечен. jisan ‘остаться; оставаться жить’
(j- – классный показатель), ср. чечен. валар-висар.
49. древнеангл. witan ‘идти, уходить, умирать’ – др.-чечен. vitan ‘оставить, покинуть’ (v- –
классный показатель), чечен. дуьне дита ‘покинуть этот мир, умереть’.
50. древнеангл. bidan ‘оставаться’ (др.-в.-нем. bitan) – др.-чечен. bitan ‘оставить,
покинуть’ (b- – классный показатель).
51. древнеангл. *began ‘просить’ (англ. beg) – чечен. biexan ‘просить’ (от *b-ieghan, b- –
классный показатель).
52. древнеангл. diсgаn ‘просить’ – чечен. diexan ‘просить’ (от *d-ieghan, d- – классный
показатель)
53. индоевропейск. *jekh- ‘просить’ – чечен. jiexan ‘просить’ (от *j-ieghan). Так как
начальные b-, d-, j- в этих словах – классные показатели, все три последних глагола являются
разновидностями одной глагольной основы.
54. древнеангл. *eodan ‘идти’, eode, eodon – прош. время от gan ‘идти; уходить’, cpеднеaнгл.
yede [C. Линский, 1963, с.134, 137] – чечен. *juodan ‘пойти’ (в jeodu ‘иду, идет’, juodah
‘если пойдет’ – формы глагола ghan // vaghan ‘идти’). Налицо двукратные совпадения основ,
включая супплетивные.
55. герм. *modam ‘мнить, думать, чувствовать’ < *modan (др.-в.-нем. muot, древнеангл. mod) –
др.-чечен. muottan ‘cчитать, полагать, думать, мнить, воображать’.
56. древнеангл. *willаn, англ. swill ‘полоскать, обливать водой; помои’ (s- подвижное) – др.-
чечен. vilan ‘мыть’, dilar ‘помои’ (начальные v-, d- – классные показатели).
Чеченец значит красивый

В связи с очередной попыткой ревизовать название чеченцев и их республики в печати появляются
 различные публикации, отражающие мнения людей на этот счет. Хочу высказаться по этому поводу
 и я. Если речь идет о замене неблагозвучного в русском языке просторечного названия Чечня (
сравните квашня, мотня, мазня, резня, возня, брехня, беготня, болтовня и т.д.) на официальное
 Чечения, то я всецело поддерживаю это начинание. Если же под этим благовидным предлогом
пытаются преднамеренно заменить всемирно известное название чеченцев «чечен» на никому
неизвестное самоназвание «нохчи», то я категорически против этого. И причин тому много.
Однако я остановлюсь только на двух, на мой взгляд, прочно взаимосвязанных, несмотря на их
кажущуюся разрозненность.

Первое. Идею об искоренении слова чеченец, как несущего в себе негативный оттенок, и замене
его на любое другое, я впервые услышал от Зелимхана Яндарбиева еще до первой войны. И я был
абсолютно уверен тогда, уверен и сейчас, что это была не его идея, а идея той конторы глубого
 бурения, которая за ним стояла. Сразу же после первой войны пронесся слух, что Грозный
вследствие его сильного разрушения восстанавливать не будут, а столицу перенесут то ли в
Гудермес, то ли в Атаги. Опять было ясно откуда дует и эта идея. А теперь вспомним, как эти
же слухи два года витали в воздухе и после второй войны. И не только витали в облаках, но и
на деле Правительство долго находилось в Гудермесе, усиленно отстраивался опять же Гудермес,
вузы (ЧГУ, ЧГПИ, ГНИ) пытались перенести туда же и т.д. Судя по всему, поджигатели войны
пытались закрепить свой стратегический успех, поставив Грозный, бывший самый крупный после
Ростова и Краснодара индустриальный и культурный центр на Северном Кавказе, вровень с такими
деревнями как Назрань и Хасав-юрт. Одновременно с этим они взялись и за этноним чеченец.
Платные трепачи в местах скопления людей спешно делились тогда (в 2000-2001 гг.) радостными
новостями вроде: «Вы слышали, говорят, что в арабском языке чечен означает вор, а в тюркских
языках – грабитель». И дальше в таком же духе. Да будет известно недругам чеченского народа,
что в арабском языке нет не только слова чечен, но даже и звука ч! Зато есть слово шишани «
чечен, чеченцы» (как и в кабардинском шэшэн «чеченец»), которое, судя по всему, того же корня
, что и арабское шашани «эталон, образец красоты». Вот тут-то, видимо, и кроется причина по
которой кому-то явно не нравится благородное слово чечен. Не зря люди знающие говорят, чтобы
уничтожить народ надо лишить его исторической памяти.

Происхождение этнонима чечен и есть вторая причина, по которой я категорически против всяких
манипуляций с его заменой.

О происхождении этого слова среди ученых до сих пор не было единого мнения. Наиболее
популярной долго была версия, по которой название чечен происходит от топонима Чечен-аул и
что оно получило распространение через русский язык, начиная всего лишь с XVII-XVIII века.
Однако эта версия не выдерживает никакой критики, так как противоречит тому факту, что данный
 этноним представлен у соседей чеченцев задолго до прихода русских на Кавказ, сравните,
например, кабардинское шешен (Финк, Фасмер 4, 355), осетинское цацан, дидойское чачани,
аварское чачан (Дирр, Namen 207), лакское чачан, турецкое чаьчаьн ‘чеченец’ (Радлов 3,
1988). Более того, чеченский историк Х. Хизриев (1979, c.43-45) установил, что этноним сасан,
представляющий собой вариант слова цацан // чачан, встречается в монгольских и иранских
летописях XIII века. По его мнению, под этим термином скрываются чеченцы, потому что в
грузинских источниках, описывающих те же события, на месте этнонима сасан стоит другой,
грузинский термин дзурдзук, несомненно, являющийся древним названием чеченцев. Таким образом,
мы видим, что у окружающих народов задолго до появления русских на Кавказе существует
название чеченцев в виде фонетических вариантов сасан // цацан // чачан // шашан // чечен //
шэшэн. Возникает естественный вопрос: «А что же оно означает?»

В тюркских языках широко представлена нарицательная основа чечен // чечан // саьсаьн в
значении ‘1. красноречивый, остроумный; 2. красивый, живописный, изящный’ (татарское чаьчаьн,
башкирское саьсаьн ‘красноречивый; находчивый’, тувинское чечен ‘изящный, художественный;
красноречивый’, чувашское чечен ‘красивый, изящный, прекрасный, очаровательный’). По мнению А
.Сулейманова (1980, с.150) и Х.Хизриева этническое название чечен образовалось на базе
первого значения тюркского слова, а именно «красноречивый, остроумный». Х.Хизриев, в
частности, пишет: «Трудно сказать, какой смысл слова имели в виду монголо-татары, называя так
 народ, ранее имевший у других народов иное название, но даже у авторов нового времени мы
находим неожиданное подтверждение смысловому обозначению данного этнонима – «чеченцы
считаются людьми веселыми, остроумными (французы Кавказа)».

Несмотря на то, что в пользу первого значения свидетельствуют чеченские субэтнонимы бено
‘беноевец’ и белгIато ‘белгатоевец’, сближаемые нами соответственно с арабским баян
‘красноречивый, ясно изъясняющийся’ и балaгIат ‘быть красноречивым; красноречие’, на наш
взгляд, значения ‘красноречивый, остроумный’ и ‘красивый, живописный, изящный’, как
органически взаимосвязанные, не следует отделять друг от друга. Сравните в этом отношении
происхождение русских прилагательных обаятельный, обворожительный. Если же кому-то непременно
 хочется разделить их, то более распространенным значением, скорее всего, является визуальное
 значение ‘красивый, живописный, изящный’. Именно с этим значением основа чечен представлена
и в русском языке: чеченя ‘щеголь’, чечень ‘балованый ребенок’, чечениться ‘гордиться,
чваниться, щегольски одеваться’ (Фасмер IV 355). В конечном счете сюда же следует относить и
арабское шашани ‘образцы; эталон (красоты)’, лакcкое шашан ‘ткать’, хиналугское чаьшни ‘узор’
, персидское сасун ‘вытачка, узор’, среднеперсидское сас ‘красивый’. На основании этих данных
 мы приходим к заключению, что чеченцы получили свое национальное название чечен по
живописной орнаментированной кавказской форме, подчеркивавшей их красоту и грацию.

Невозможно переоценить всю важность того факта, что именно такую же внутреннюю форму имеет и
самоназвание чеченцев нохчи. По мнению А.Сулейманова, которое он высказал в своей «Топонимии»
(Грозный, 1978) на стр. 146, имя эпического родоначальника чеченцев Турпал нохчи «Богатырь-
нохчи» буквально означает ‘Рыцарь великолепный’. Перевод первой части турпал как рыцарь
оставим на поэтической совести поэта. Толкование же второй части как ‘красивый, великолепный’
, данное автором на основании устаревшего азербайджанского и персидского наьхши ‘красивый,
великолепный, блестящий’, следует считать поистине прозорливым. Действительно, основа нахш
// нахч в значении ‘расписной, узорчатый, красивый’ представлена на всем Ближнем и Среднем
Востоке: армянск. нахш ‘узор, орнамент’, нахши ‘узорный, расписной’, лезгинск. нахиш ‘узор’,
курдск. нехшин ‘разукрашенный, расписной; цветной’, нехш ‘рисунок, картина, изображение’,
арабск. накъш ‘узор, орнамент’. Чередование ш // ч в этих словах такое же, как и в
вышерассмотренных чечен // шешен. Этот перебой мы встречаем и в собственно чеченских словах,
таких, как: Iарш // Iарч ‘оглобля’, аьшка // аьчка ‘железный’, дешка // дечка ‘деревянный’,
гешдан // гечдан ‘прощать’ и др. Развитие же значения ‘узор, орнамент’ в направлении ‘щеголь,
франт’ прекрасно иллюстрируется чеченским забар ‘узор, орнамент’ – заббари ‘щеголь, франт’.

В этом месте читателю впору воскликнуть: «Что же это получается, товарищи? Выходит что и
самоназвание чеченцев нохчи иностранного происхождения!». Представьте себе, да, именно так.
Более того такая ситуация, как показывают нижеследующие примеры, закономерна. То есть
практически все национальные названия сначала являются иноназваниями и только потом по
прошествии известного времени становятся самоназваниями. Сравните:

а) чеченское чIеберло ‘чеченец-чеберлоевец’ (от чIабирло, где -л-о – суффиксы) того же корня,
что и кумыкское чебер ‘живописный, образный’, татарское чибер ‘красивый, статный; красавец,
красавица’, русское чебер ‘щеголь, франт’, ассирийское шаппира ‘красиво’, ‘красивый’,
‘прекрасный’; монгольское цэвэр ‘красота’, бурятское сэбэр ‘красивый’;

б) чеченское дишни ‘чеченец-дишниец’, возможно, связано с турецким десен ‘рисунок, орнамент’,
румынским десен ‘рисунок, узор’;

в) чеченское маьлхи ‘чеченцы-мелхинцы’ связывают с нахским малх ‘солнце’, якобы ‘дети солнца;
огнепоклонники’ (?!), однако это не реально, поэтому сравните арабское малихь ‘красивый,
миловидный, прекрасный’, осетинское малхъ ‘павлин’;

г) чеченское шикъаро ‘чеченец-шикароец’ А.Сулейманов (1997, с.235) сопоставил с араб. шикъар
‘белокурый, русый’, что можно подкрепить дагестанско-каратинским чIикоров ‘красивый’;

д) чеченское Никар, Никара ‘селение в обществе ТIерла, между двумя рукавами речки Никаройн
ахк’. По мнению А. Сулейманова, может восходить к: 1) груз. никIора ‘белолобый’, 2) тадж.
нигора ‘красавица’ (Топонимия Чечни, 1997, с.122). Действительно, сравните чеченское никар-
сата ‘цаца, красавица, кривляка’, персидское нэгар ‘узор, рисунок, изображение; поэтич.
красавица’, нэгарин ‘разрисованный, раскрашенный, украшенный; поэт. красавица’, никру
‘красивый, миловидный, с красивым, миловидным лицом; веселый, приветливый’. Похоже, что
жители селения Никар славились своим орнаментальным искусством и умением изящно одеваться, а
может быть и макияжем. Грузинское никIора ‘белолобый’, вероятно, восходит к тому же иранскому
 источнику.

е) чеченское бено ‘беноевец’ с большой долей вероятности может быть связано с индоевропейским
 корнем *бан- ‘сиять, светить; белый’, иранское *бану ‘свет’, староосетинское бан ‘белый свет
, день’, ирландское бан ‘белый’, греческое фено ‘сиять’, латинское бене ‘хорошо’, бонус
‘хороший, славный, благородный, справедливый’, что предполагает внутреннюю форму бено в виде
‘белый, белокурый, великолепный, красивый, благородный’. Учитывая, что значение ‘живописный,
великолепный, красивый’ постоянно сочетается с значением ‘обаятельный, обворожительный,
красноречивый’ сюда же можно привлечь и арабское баян, баянат ‘ясность, красота изложения,
красота речи, красноречие’, баййин ‘красноречивый’, аварское баяна- ‘красноречивый’, Баян «
селение Беной» (Р. Hашхоев, 2003, с.88), причем фонетически Баяна в чеченском дает Бена точно
 так же, как тюркское Саясан – чеченское Сесана;

з) чеченское гиендаргануо ‘чеченец из рода гендаргной’, возможно, связано с арабской основой
гIандара ‘рядиться, украшаться, быть франтом, щегольски одеваться’, кумыкским гийиндир-мек
‘рядить, нарядно одевать, наряжать’, *гийиндирген ‘нарядно одетый, наряженный’.

Созвучие чеченского племенного названия нахчи с чеченским названием сыра нахчи, подмеченное
еще У. Лаудаевым, тоже неслучайно. Однако его объяснение нахчи как ‘сырные, изобилующие
сыром’ не выдерживает критики ввиду отсутствия типологических параллелей, или иначе говоря, в
 природе не отмечены такие национальные названия как молочные, сырные, творожные. Правильным
толкованием следует считать все то же значение ‘красивый, прекрасно сформованный; ласкат.
душечка; сыр’, которое устанавливается сопоставлением 1) франц. fromage ‘сыр’ с лат. forma
‘форма, вид, наружность, красота, рисунок, изображение, чекан’, formosus ‘стройный, изящный,
красивый, прекрасный’; 2) латинского caseus ‘сыр’ с латинским caseus ‘ласкат. душечка’,
арабским каса ‘быть красивым, изящным, элегантным’, древнечеченским *кас ‘красота, гарация,
вид’. Последнее со временем изменилось в чеченское *кус > куц ‘красота, наружность, вид’ .

Серьезным аргументом в пользу нашей этимологии чечен и нохчи как «щеголь, франт, красавец»
говорят не только современные чеченские национальные и племенные названия, но и старые, ныне
забытые. Одно из древних названий чеченцев по сообщениям И. Гюльденштедта, Я. Потоцкого,
Витсена и др. – мишег. Разве можно считать случайным, что и это название расшифровывается
абсолютно идентично как «стройный, красивый, образцовый». И такую возможность дает нам
великий, могучий арабский язык, который в то время был главным международным языком, сравните
 арабское машикъ, мишикъ ‘стройный, красивый’, машкъ ‘прописи, образцы (для чистописания)’,
откуда азербайджанское мешг ‘прописи’, кумыкское мишик ‘кошка’ (из первоначального значения
‘киса, цаца, красивая, пестрая’), мичигъыш ‘чеченцы’. Типологически cp. чеченское цициг
‘кошка’ из цациг (-иг – уменьшительный суффикс) от *цаца ‘пестрая, расписная, красивая’ при
русском цаца ‘красивая игрушка, паинька’, польском цаца ‘хорошо, красиво’, чешском чача
‘игрушка’, осетин. цаца ‘детск. красивое платье, одежда’, цацан ‘чеченцы’. Как показывают
факты, понятия кошка и красивый взаимосвязаны, сравните рус. кошка и роскошный, арабское къит
I- ‘кошка’ и къитIатI ‘образец, модель’, татар. мэче ‘кошка’ и коми-зырянское мича ‘красивый’
, латинское cattus ‘кошка’ и тохарское katu ‘украшение, блестящий’, лат. felis ‘кошка’ при
felix ‘радующий глаз, благоприятный, счастливый’ и т.д.

С культурно-исторической точки зрения этнические названия с внутренней формой красивый не
являются чем-то невозможным. Коренные кавказские народы представлялись для окружающего
населения эталоном красоты, не случайно на Западе белая раса называется кавказской. Арабская
пословица гласит «красив как мамлюк» (мамлюки – в средние века белые воины на службе
Египетских царей, в основном выходцы с Кавказа), курдское гурдж в прямом значении означает
‘грузин’, а в переносном – ‘красавец’. Про черкесов (адыгов) путешественники писали: «За
царством аланов находится народ, называемый кашак... Среди народов этих мест нет народа более
 изысканной наружности, с более чистыми лицами, нет более красивых мужчин и более прекрасных
женщин, более стройных, более тонких в поясe, с более ясной линией бедер..., и вообще нет
народа лучшей внешности, чем этот. ... Они одеваются в белое, в румскую парчу, в ярко-алую
ткань и различные парчовые ткани, затканные золотом» (Ал-МасIуди, Золотые истоки, Материалы
по истории СССР, вып. 1, под ред. А.Д. Горского. М., 1985, с.290).

По сообщению Д.К. Кантемира, «Даже те из них (черкесов), которые родились среди татар, не
имеют ни облика, ни характера этого народа, и, если бы кто-либо назвал их прекраснейшими из
всех восточных народов, они не слишком бы отклонились от истины»... «Турки более всего ценят
в черкесах красоту; невольники из этой нации ценятся дороже всех других. Их девушки
прекраснее всех других и сложены очень пропорционально; они обладают наивысшими духовными
качествами, будучи умеренными в потребностях и способными к просвещению» (История роста и
упадка Оттоманской империи).

Другой автор Марков в своей статье «Одежда кавказцев» пишет: «Кавказец одевается гораздо
красивее европейца не потому только, что наряд его более ярче, что он весь в сверкающем
оружии. Посмотрите на горца, на грузина: это статные, рослые люди, и одежда их не скрывает ни
 их роста, ни их статей. В кавказском наряде, кажется, все молодцы, все ловкие и смелые».

«Наружность их величава... ступит ли станет ли он – модель Аякса или Ахиллеса. Пронзительный
взор, стройный стан, величавая походка – все обнаруживает силу и свободу» (Марлинский А.А.
Полн. собр. соч. Изд. Каспари. Т. I, ч. II. С.150-151).

«В характерных нарядах горца и грузина не только красота и удобство, но и много
выразительности, много художественного соответствия с внутренней жизнью кавказца» (Газета
Кавказ, 1883, № 183).

Характеризуя внешний облик и нравы чеченцев историки пишут: «Чеченцы, как мужчины, так и
женщины, наружностью чрезвычайно красивый народ. Они высоки ростом, очень стройны, физиономии
 их, в особенности глаза, выразительны; в движениях чеченцы проворны и ловки; по характеру
они все очень впечатлительны, веселы и остроумны» (Покоренный Кавказ, С-Петербург, 1904, с
.120)

Н.С. Джидалаев отмечает, что у лакцев, как и других народов Дагестана, поэтическим ореолом
окружены, например, Шамул ‘Сирия’, Мисри ‘Египет’, Магъриб ‘Северная Африка’, чачан ‘чеченец’
, чаргас ‘черкес’, чачан-чаргас ‘чечен-черкес’ и тут же в сноске добавляет: «Каким образом
чачан, чаргас, которые формально совпали с этнонимами, стали поэтическими словами, требует
историко-этимологического анализа». Частично на этот вопрос отвечает имам Шамиль, который
будучи уже в плену при виде Калужской природы восторженно восклицал: «Чачен! Валла Чачен! Коп
 Чачен! – Чечня! Совершенная Чечня!» (А. Руновский, 1989, с.33-34). Чечня была житницей не
только Дагестана, но и прилегающих территорий, а чеченцы были народом pаr excellence «
элитарным, превосходным народом» (Berge), как французы или немцы в Европе.

На основании вышеизложенного мы приходим к заключению, что внутренней формой обоих названий
чеченцев чечен и нохчи является ‘красивый, великолепный, грациозный; щеголь, франт’ или иными
 словами ‘ариец’. В использовании последнего эпитета по отношению к чеченцам мы не
оригинальны, впервые его употребил применительно к чеченскому этносу К.М. Туманов в 1913 году
 в своей замечательной работе «О доисторическом языке Закавказья»: «Предки современных
чеченцев – отпрыски арийских мидийцев, матианов, живших, между прочим, в одной сатрапии с
урартийцами. Пережив последних, они окончательно исчезли из пределов Закавказья к началу
VIII века нашей эры».

Арби Вагапов,
зав. кафедрой практикума чеч. языка,
кандидат филол. наук.
Чеченский язык и финикийский алфавит

Общеизвестно, что язык народа во многих случаях выступает как один из самых лучших свидетелей
 истории этноса. Особенно это касается младописьменных народов, письменность которых
сложилась относительно недавно. К таким, обычно, относят чеченский язык. Однако внимательное
изучение названий букв финикийского, арамейского и греческого алфавитов проливает свет на
неизвестные доселе страницы истории ближневосточной письменности. Названия букв финикийского
и греческого алфавитов обнаруживают явные связи с чеченским языком. В некоторых случаях
данные чеченского языка выступают в роли недостающего звена в цепи расшифровки названий букв
древних алфавитов. Начнем изложение наших рассуждений по этому вопросу в «алфавитном порядке
».

А – Первая буква финикийского алфавита носила название алеф, что в переводе на русский язык
означало «бык, вол». Эта буква изображалась в виде головы быка и в отличие от современного А
действительно напоминала голову быка с мордой, направленной влево, вперед, и с рогами,
направленными назад. Интересно отметить, что в некоторых работах по истории письменности
значение буквы алеф приводится как «голова быка» (Cтепанов, 1993: 78). Направление письма
было справа налево, как это имеет место до сих пор в арабском письме. В греческой передаче
название этой буквы звучит как альфа. Греки стали писать слева направо и в связи с этим
поставили эту букву на «рога». Так получилось современное А!

Для нас интерес здесь представляет то, что финикийское хьалеф созвучно нахскому хьалха «перед
, вперед», последнее же является суффиксальным производным (суф. -ха), от основы хьала «верх,
вверх», родственной, на наш взгляд, чеченскому хьал «корова, бык; состояние, богатство» (ср.
хьелий «коровы» < хьал-ий, хьелийн даьтта «коровье масло», хьелий оза «доить коров», хьелий-
озархо «доярка»). Однако существует мнение, что чечен. хьал «состояние, положение»
заимствовано из арабского языка (Алироев, 1978, с.32), в котором хьалун обозначает то же
самое. В пользу этого вроде бы говорит и форма родительного падежа чеченского хьал – хьолан
от старого хьалун, в точности совпадающего с неопределенной формой арабского слова хьалун. Но
, во первых, это окончание род. п. -ун присутствует и в других чеченских основах, никакого
отношения к арабскому языку не имеющих, например, бал – болан, шал – шолан, а во-вторых,
чечен. хьала «вверх», хьалха «раньше, прежде», хьалхара «передний» (ср. даже тюрк. алгъа «
передний») заставляет сильно усомниться в неисконности чеченского хьал «состояние, богатство
».

Всеми учеными единодушно отмечено, что значение «богатство» возникает на базе значение «скот
», а не наоборот. Поэтому впору поставить вопрос: а не является ли арабское хьал «богатство»
хуррито-нахским наследием?

Первое место в древних алфавитах отводится символу, представляющему какую-то особую ценность,
символу божества вообще или же бога – дарователя языка и письма. Например, у Клементия
Александрийского читаем: «Присоединишь еще альфа [как] познание первого и единого Бога, и
нарекается оно Авраам». В Апокалипсисе от Иоанна (1, 8 и др.) Бог именуется альфой и омегой,
началом и концом. В мусульманской традиции также считается, что Бог подарил в раю пророку
Адаму алфавит из 26 букв. С тех пор прошло много времени. В результате различных катаклизмов,
а также по беспечности и ленности ума большинства человечества, многие элементы первичных,
основополагающих знаний людьми утеряны и их приходится восстанавливать по крупицам.

Мы рады отметить здесь, что далеко не последнюю роль в этом вопросе   сыграет, надеемся, наш
чеченский язык.

В специальной литературе давно обращено внимание на созвучие араб. Аллах1 «Всевышний,
Господь», илах1 «бог, божество», др.-евр. эл, ил «Бог» с древнечеченским али «Бог, господин»,
чеч. эла «господин». Эти основы, как нам представляется, могут быть связаны с рассмотренными
выше чечен. хьала «вверх», хьалха «перед, вперед», хьалхарахь, вероятно, – протеза). Если это
 предположение верно, можно было бы считать, что и данные чеченского языка подтверждают
наличие связи между названием первой буквы первейшего алфавита с именем Бога: «(самый) первый
» (хьалеф «альфа» = хьалха-ра), «самый верхний, Всевышний» (чеч. хьала «вверх», вспомним
также, что араб. алиф изображается в виде вертикальной линии). «первый, передний» (где
начальное

В – Второе место в финикийском алфавите занимает буква бет со значением дом. Поскольку
первоначально письмо было рисуночным, эта буква сначала изображалась в форме каркаса дома,
представлявшего четырехугольник с небольшим отверстием – дверным проемом – на одной из
сторон. Финикийское бет (ассиро-вавилон. биту, араб. байт «дом») соответствует нахскому *батт
«коробка, футляр, каркас дома», восстанавливаемому на основании чеченского буотт «коробка,
футляр, каркас дома»,эрг. п. батт-о, мн. батт-арчий. Нахская основа батт «коробка, футляр (
дома)» с гласной а в корне первична по отношению ко всем остальным формам с корневыми
гласными е, и, ай. Справедливости ради надо отметить, что нахское краткое а больше напоминает
 европейское е (= рус. э), чем европейское а, поэтому нахское батт можно транскрибировать как
[бэт].

Г – Третья буква финикийского письма называлась гимель «верблюд» и изображалась как ? .
Форма ее написания, на наш взгляд, не очень напоминает верблюда, поэтому целесообразно
обратиться к названиям этой буквы в других языках. В арабском она называется джим, что также
связано, видимо, с основой араб. джамал «верблюд», мн. джимал. В греческом – это гамма (Г).
Название буквы гамма и ее рисунок напоминает нам чеченское гам «мотыга», которое связано с
гома «кривой» (< гаму), гомал «кривизна» (< гамул), а также с и.-е. *gem- // *kem- «гнуть,
искривлять». Это дает нам основание предположить, что в семитских джимел, джамал, гимель,
камел «верблюд» мы имеем дело с корнем джам // гам и суффиксальным элементом ал // ел,
соответствующим чеч. -ал // -ул в гомал // гамул «кривизна».

Думаем, есть все основания считать, что первоначальным названием третьей буквы дофиникийскго
или хуррито-нахского алфавита было гам со значением мотыга и начертанием, точно изображающем
мотыгу, которое отразилось в греческом языке как гамма, а в финикийском было переведено на
свой язык посредством однокоренного производного слова гамел «верблюд». Отсюда надо полагать,
что корабль пустыни получил свое название по горбу и буквально означает «горбатое животное,
животное с горбом».

Д – Четвертая буква финикийского алфавита далет, что означает, если верить источникам, «дверь
». Однако современные семитские языки этого не подтверждают: в арабском дверь звучит как баб(
ун), а буква д называется даль. Греч. дельта, заимствованное из финикийского, тоже имеет
другое значение – «устье реки», по крайней мере в современном греческом. Учитывая форму
арабской буквы даль, напоминающую руку согнутую в локте и ее арабское название даль, можно
предположить связь этих основ с нахским *далдуол, эрг. дал-аро, мн. дал-арш. «локоть, локоть
как мера длины», чеченским

Как мы увидим дальше многие названия букв даны именно по названиям частей тела, следовательно
, между финикийским названием буквы далет «дверь» и хуррито-нахским названием даль // дал «
локоть» мы должны отдать предпочтение последнему. А это означает, что финикийское название
далет «дверь» вторично и является переосмыслением на свой лад первичного хуррито-нахского
названия дал «рука согнутая в локте, локоть».

І – йод «рука» (= араб. йадун «рука», вавил. итту «рука», ассир. ида «рука», греч. йота –
десятая буква алфавита с числовым значением десять, нахск. итт «десять», груз. ати «десять»).

Ю.С. Степанов и С.Г. Проскурин (1993: 31) пишут, что «согласно современным данным, числовые
значения (букв – А.В.) появляются только в греческом алфавите, а в его семитском прототипе
они отсутствовали и были восприняты семитскими алфавитами позднее из греческого». Как видим,
чеченские данные (атта «легкий» от «правый, праворучный, сподручный», итт «десять» при
греческом йота – десятая буква алфавита с числовым значением десять) свидетельствуют против
этой точки зрения. Дело в том, что значение десять как правило возникает на базе значения
правая рука (= и пять пальцев правой руки после пяти левой), а это значение восстанавливается
 только на материале нахских языков: чеч. аьтту «правый» от аттив < *атт «правая рука». Cюда
же примыкают, по всей видимости, дагест. *адин «десять» и слав. йодин // йедин «один» (от «
одна рука»). Последнее до сих пор не имеет удовлетворительной этимологии. Действительно,
нельзя же считать научной этимологией совершенно беспочвенное сближение слав. един // один и
и.-е. *ein // *oin «один», якобы от *eidnos // *oidnos.

? – финик. ? ламед «жало», греч. лямбда, араб. ? лам «название буквы Л».

Арабское название этой буквы лам в точности соответствует нахскому названию горы лам, а
начертание греческой заглавной буквы лямбда, с такой же точностью передает и форму горы.
Несомненно, это дает нам право предполагать хуррито-нахское происхождение этой буквы. Мы
считаем, что первичным оригинальным названием этой буквы было ламгора, а первичной формой –
рисунок, изображавший гору в виде греческой заглавной буквы лямбда ?. В подтверждение нашей
мысли можно указать еще на то, что в шумерском языке был клинописный знак обозначавший гору и
 состоящий из трех горных пиков в виде трех букв ?. В то же время мы не можем себе
представить, как можно выбрать жало, не имеющее наглядных отличительных признаков, в качестве
 изображения буквы. со значением

M – финикийское мем «вода», арабское мим «буква М», греческое мю «буква М».

Учитывая ряд обстоятельств, в частности, тот факт, что в современных семитских языках вода
обозначается лексемой ма // маун, а не мем, мим, а также форму буквы М в греческом и
латинском языках, мы пришли к довольно рискованному, на первый взгляд, решению связать
название этой буквы с чеченским детским мими «женская грудь», «питьё, молоко», мами, мамаг «
женская грудь», мимша «1. вымя коровы; 2. распространенная кличка коровы», мимша-мимша «
подзывное междометие для коровы» (-ша – ласкательный суффикс, представленный также в
синонимичном йитша от етт «корова»). Однако последующие поиски лишь укрепили нас в своем
решении, так как у исследователя древних письменностей Гельба (1982, с.177) мы обнаружили
подтверждение того, что в шумерском языке существовал знак, обозначающий женские груди. К
сожалению, саму форму этого знака он не приводит, но дает эту информацию в следующем
контексте: «Шумерский знак, обозначающий женские груди, употребляется для многих связанных по
 значению слов, таких, как думу «сын», банда «мальчик» и тур «маленький»».

Типологическим подтверждением нашей мысли мы считаем следующие примеры:
и.-е. *ekhо «вода», латин. aqua «вода», тох. А yok «пить» – чеч. j-aqa «пить грудное молоко,
сосать грудь». чеч. къурд «глоток» при русск. грудь. и.-е. *pi- «пить; питье» с редупликацией
 корня в лат. pipare, англ. pipe «трубка» от «сосок».

N – финикийское нун «название буквы н в значении рыба», арабское нун, мн. нинан «рыба»,
вавилонское нуну, ассирийское нинви, греческое ню.

Араб. нун действительно напоминает голову рыбы с точкой посредине вместо глаза. Греческая же
и латинская буква N никакого сходства с рыбой не имеют, что послужило нам стимулом к
сближению названия данной буквы с чеченским нIана «червь». Действительно, во первых, греко-
латинская форма этой буквы напоминает извив червяка или змеи, во-вторых, в некоторых языках,
например, эфиопском, эта буква имеет значение не рыба, а змея (нахьаш). В-третьих, между
рыбой и змеей есть промежуточное звено – рыба-угорь, которая, кстати, в чеченском так и
называется лаьхьа-ч1ара «змея-рыба». На этом основании мы полагаем, что первичным названием
буквы N было нан // н1ан с нахским первичным гласным корня а, в значении червь и формой,
передающей извив червяка, змеи, рыбы-угря. Здесь следует помнить, что последние три значения
довольно часто передаются одной лексемой, ср. иранское *karm «червь, змея» (ср. чеч. сармик
«змей» с уменьш. суф. -ик и меной к // с, как в языках кентум и сатем); рус. угорь того же
корня что и уж, нем. angar «змея», нах. *ангар «змея, червь» (в вот-ангар «уж» и, возможно,
аьнгалха «медведка» от *ангарха) и т.д.

O – семитское *»ain, *»in «глаз; источник» (финикийское Iин «глаз», аккадское ину «глаз,
источник», арабское Iайн «глаз, источник»), греческое омега – о мега «о большое».

Нахское *Iан- «ущелье, пропасть» (чечен. Iин «ущелье, пропасть», мн. Iаннаш, Iана // Iиена «
литься, изливатся, течь», Iана-даха «изобиловать, переливаться через край»). Хотя этот корень
 имеет ностратические связи (ср. кавказ. *аn- «источник (влаги), глаз, пропасть, дно»: даг. *
ин «низ, дно, впадина»; адыг. *нэ «глаз, источник»: каб. нэ «глаз» – индоевропейское *an- //
*in- «в, внутрь, нутро, впадина; анус, очко» – тюрк. *in «овраг, яма, пещера») оригинальность
 и первичность именно нахской формы не вызывает у нас сомнения. Об этом свидетельствует не
только первичная гласная а в корне нахских слов, как и в предыдущих случаях, но и глагольные
основы с закономерной корневой флексией а // -ие в формах однократного и многократного вида.
Кроме нахских языков оригинальные глагольные основы с рассматриваемым корнем 1ан- в других
языках не представлены. С учетом сказанного можно предположить, что первоначальным значением
буквы O было «источник воды».

Характерной формой источника, как известно, является круглое отверстие, отсюда круг в
качестве изображения буквы 1айн, ср. индоевропейское *okho «вода; пить», рус. око, очко, диал
. окно «открытое, глубокое место в заросшем озере», сербохорв. окно «глаз, глубокое место в
воде, где на дне есть родник», старопольск. окно «источник, родник», лат. aqua «вода» при
oculus «глаз», чеч. йакха «пить грудное молоко», хьокха «показывать», хьокхам «круглая
лепешка; круглая коленная чашка», и возможно, хьокха «кругляк, кол».

П – финикийское пе «рот», арамейское phe, греческое пи «название буквы ?».

Сближаем с чеченским диал. ип, эп, ап «желоб» (Алироев; A. Сулейманов), литер. апари «желоб,
водосток, проток», кабард. пе «перед, нос; устье»; и.-е. *ap- «вода», *pi- // *pe- «пить;
питье», рус. пи- // пе- в пить, пей, питье, (вы)пивать, пиво, пиявка, прус. ape «ручей, вода
», с редупликацией корня лат. pipare, англ. pipe «трубка» от «сосок».

Здесь мы имеем пример древнейшего чередования открытых и закрытых слогов в одном корне *ип
// пи, эп // пе, типа нахских ас // са «я», ах // ха «бок, сторона, половина», ат1 // т1а «
рука, нога, конечность» и т.д. Наиболее древняя форма *ap- с корневой гласной а представлена
только в нахских и индоевропеских языках, которые в очередной раз демонстрируют б?льшую
генетическую близость между собой, чем нахские и остальные кавказские языки.

Возвращаясь к описанию формы пи, можно предположить, что верхняя горизонтальная черта буквы
пи изображает сомкнутые губы, а вертикальные палочки – уголки губ. Перевернутое пи – ип
передает форму желобка, водостока (= нахск. ип, иэпар, апари). В связи с этим возникает
вопрос, не следует ли чередование открытых и закрытых слогов в древнейших корнях объяснять
первоначальным направлением написания справа налево или слева направо? К связи значений «рот»
и «водосток, желоб» стоит напомнить, что даже в современной итальянской архитектуре (не
говоря уже о древнеримской) часто можно видеть изображение головы, изо рта которой через
желобок течет вода.

Р – финикийск. реш «голова», древнеевр. рош «голова», араб. ро «буква ро», раъс «голова»,
греч. ро «буква р».

Нахские языки не терпят начального р, поэтому основе типа рас // рес закономерно отвечает в
чеченском основа арс // эрс. И такая основа, к нашему удовлетворению, в чеченском языке есть
– это арц «гора; лесистая гора». Аффриката ц в этой основе закономерно восходит к свистящему
с, как харц «ложный» к харс, борц «просо» к борс, дарц «метель» к дарс. Думаю, не стоит особо
 останавливаться на доказательстве связи значений «голова» и «гора», достаточно указать на
чечен. корта «голова» и ламан корта «вершина горы», буквально «голова горы». Несмотря на это,
не лишне отметить, что ни финикийское, ни еврейское, ни арабское начертания буквы реш, за
исключением греч. ро, по форме ничуть не напоминают голову, но вполне подходят для
изображения склона горы. В пользу этого говорит однокоренное чеч. ирх «вверх», являющееся
производным с суф. -х от ира «острый, вертикальный», как вышеприведенное хьалха «вперед» от
хьала «верх».

Интересно отметить, что диахронические (или вертикальные временные) отношения с переходом s >
x между слав. *verx «верх», рус. верх, верховье и и.-е. *uers- «верх, высота», точно
повторяются в собственно чеченском языке: чеч. ирх «верх» < *арх (= греч. arxi), ирхо «подъем
 горы, верховье», диал. ирхов (= рус. верховье!) – чеч. арс «лесистая гора, возвышение».


Ш – финикийское шин «зуб», арамейское шин, еврейское шин, арабское шин, рус. Ш (из евр.).

Если верить, значению зуб, которого придерживаются большинство авторов, несмотря на то, что
изображено три зуба, в древнечеченском ему можно найти соответствие в са «зуб», род. п. син,
современное ца // це «зуб», ср. выражение це тоха «укусить (о лошади)». Современное церг «зуб
» также восходит к форме ца через промежуточное цариг с расширителем р и уменьшительным
суффиксом -иг. Примеры перехода с в ц мы приводили выше, здесь же добавим, что эта лексема с
свистящим с представлена в большинстве дагестанских языков: андийское сол, каратинское сали,
багвал., ботлих., тиндинск. салу «зуб» и т.д. Фонетическое подтверждение данной версии мы
видим также и в арабском названии зуба син.

С другой стороны, семитское шин напоминает чеченское шин // шим «вымя», имеющее близкие
параллели в индоевропейских языках (иран. *sain- «грудь», курд. sine, ягн. sin «грудь»; франц
. sein «грудь»). Какая из этих двух версий одержит верх покажет время.

Т – финик. тав «знак» (?), греч. тау «название буквы тау».

Автор большого труда «История письма» Н.А. Павленко пишет, что «значения названий букв бет,
далет, хе, зайн, каф, нун, цаде являются спорными» (1987: 126). Для нас осталось непонятным,
почему в этот список не попало в высшей степени сомнительное значение названия буквы тау «
знак». Ведь значение знак настолько абстрактно, что практически ничего не выражает, если не
уточнить знак чего конкретно имеется в виду. Поскольку у всех авторов без всяких комментариев
 приводится единственное значение знак, нам остается опереться только на внешнюю форму этой
буквы и ее звучание. А по этим праметрам финикийская буква тав (греч. тау) напомнила нам
чечен. тхав «крыша».

? – Самех «подпорка». Возможно, связано с чечен. сами > сема «жердь, ось».

Цаде – Неясно. По Н. Павленко, «серп»; В арабском ей отвечает сад, сод ?. Несколько
напоминает по форме и по звучанию чеч. чада «половник» от када, ср. однокоренное кад «чаша».

Финик. каф «ладонь», араб. каффа «кисть руки, ладонь, рука; горсть, пригоршня», греч. каппа,
латин. К «ка».

Сближаем с чеч. ка «рука», кан «кисть руки, кисть винограда, гроздь, кисточка, пучок шерсти,
шерсть», кана «пригоршня, горсть», герм. *kand «кисть руки» от чечен. кан да «рука (суть)».

Финикийское коф «обезьяна» – чеч. киеп «слепок, изображение», киеп «выходка», киепаш лиело «
изображать», «строить рожи, гримасничать»; киеп «опьянение». Вероятно, обезъяна получила
название по своей наиболее характерной привычке строить рожи, делать ужимки, кривляться,
вести себя игриво, ср. др.-инд. kapi «обезьяна» при англ. happy «счастливый; веселый;
навеселе». Типологическим подтверждением такой этимологии может служить и англ. monkey «
обезьяна» при нем. диал. Munk «жидкая каша», нем. affe «обезъяна» при нем. арго affe «
опьянение», чеш. opice «опьянение» буквально «обезъяна», англ. to carry the monkey, to suck
the monkey «быть в состоянии опьянения» (Маковский 2004: 17-18); араб. маймун «счастливый» и
маймун «обезьяна», саIидун «счастливый», саIдан «обезъяна». Связь жидкости с кривлянием
наглядно видна и в чеч. коча «жидкий; жеманный, кокетливый, кривляющийся».

Вав «гвоздь». Сближаем с чечен. ов «остриё, вертел», *baw «сторожевая башня, стела; стрела (
устремленная вверх)», ср. также и.-е. *aw- // *ab- «шить», c протезой – и.-е. *wav- // wab- «
ткать, вязать, шить; шило, игла, спица, засов, запор, ворота, крепость, башня».

X – хе. Значение неизвестно. Мы склонны видеть в названии финикийской буквы хэ (греч. хэта)
ни что иное, как чеченское ха «стража, охрана, пост». Эта буква первоначально изображала, как
 нам представляется, стражу, стоящую у двери со скрещенными пиками. Тем более что Н. Павленко
 приводит для этой буквы значение крест (1987: 126).

Хет «ограда» – греч. эта. Убедительного объяснения не имеет. Возможно, соответствует чечен.
хьетт «гумно». Менее вероятна связь с чечен. гIат «слой, плетёнка, щит».

Зайн «оружие». Сближаем с чечен. зиен «вред, повреждение» c восстанавливаемым значением «
порез». Но последняя лексема, вместе с соответствующим русским изъян, считается заимстованием
 из иранских языков.

Тет «груз». Вот еще одно в высшей степени сомнительное значение. Можно ли вообще называть
грузом то, что не находится на транспорте? Не является ли «груз» без транспорта просто вьюком
, свертком, упаковкой, пакетом или чем-то в этом роде? Почему круг с двумя перпендикулярными
диагоналями должен быть грузом? Разве что имеется в виду нечто перевязанное? На наш взгляд,
для расшифровки названия этой буквы слишком мало надежной информации. Поэтому все попытки
найти этимологию этого слова гадательны: чечен. туьта «тыква, череп» (= нечто круглое), туьти
«бусина» (= круг с точкой внутри), дуотта «нагрузить», дитта «нагружать» от *диетта.
Подводя итоги можно сказать, что названия таких финикийско-греческих букв как алеф, бет,
гимель, далет, йод, ламед, мем, пе, реш, омега, шин, тав имеют в нахских языках не менее
убедительные объяснения, чем в финикийском языке. Среднюю убедительность имеют, на наш
взгляд, толкования таких букв как: каф «ладонь», коф «обезъяна», вав «гвоздь», хе. И, наконец
, как в финикийском, так и в чеченском языке, не имеют сколько-нибудь серьезной этимологии
названия букв хетт, зай и тет. В значительной степени это сопряжено с тем, что в самих
семитских языках данные, на которые можно было бы опереться, при расшифровке их названий не
надежны.

Все изложенное свидетельствует об исключительной древности, а значит и ценности пранахского
языка для истории мировой цивилизации. К сожалению, не приходится ожидать, что историки и
археологи обнаружат когда-либо тексты, полностью написанные на нахских языках. Поэтому ученым
 наховедам придется восстанавливать свою историю по крупицам, опираясь на косвенные данные
письменных источников семитских и индоевропейских языков.

Арби Вагапов
(канд. фил. наук, доцент, зав. кафедрой практикума чеченского языка ЧГУ).

Литература:
Алироев И.Ю. Из истории развития письма. – Грозный, 1984. – 109 с.
Гельб И.Е. Опыт изучения письма. – М., 1982. – 366 с.
Павленко Н.А. История письма. – Минск, 1987. – 109 с.
Степанов Ю.С., Проскурин С.Г. Константы мировой культуры. Алфавиты и алфавитные тексты в
периоды двоеверия. – М., 1993. – 158 с.
Чентиева М.Д. История чечено-ингушской письменности. – Грозный, 1958. – 88 с.
Миллион слов чеченского языка

Научное изучение лексики чеченского языка началось в 18 веке. Академик И.Гюльденштедт в своем
 труде «Путешествие по России и Кавказским горам» наряду с материалом других кавказских
языков записал около 300 чеченских слов. Краткую информацию о чеченском языке приводит затем
академик Г.Ю. Клапрот в работе «Кавказские языки». Этнографические данные и характеристику
чеченского языка дает в книге «Языки кавказского корня» Р.Эркерт. Около 500 лексических
единиц содержит сборник чеченских слов, составленный П.К. Усларом в виде приложения к своей «
Грамматике чеченского языка» в 1888 году. Однако первыми действительно лексикографическими
работами по чеченскому языку являются «Чеченско-русский словарь» А.Г. Мациева и «Краткий
русско-чеченский словарь» К.З. Шерипова, изданные в Грозном в 1927 и 1928 годах
соответственно.

Самый большой Чеченско-русский словарь, изданный А.Г. Мациевым в 1961 году, содержит 20 000
слов. Причем около 5000 слов этого словаря являются русскими заимствованиями.

В русско-чеченском словаре А.Т. Карасаева и А.Г. Мациева (М., 1978) около 40 000 слов. Из них
 приблизительно 10 000 представляют кальки и заимствования из русского. Таким образом, самое
большее количество зафиксированных в словарях чеченских слов едва достигает 30 000.
Относительно небольшой объем чеченской лексики, зафиксированной словарями, объясняется, на
наш взгляд, неразработанностью нахской лексикографии [14]. Действительно, вайнахские ученые
привыкли изучат факты своих языков через призму русского языка [1]. Те факты, которые имеют
аналогии в русском языке, ими фиксируются, а те, которые не имеют аналогов, ими не замечаются
 или попросту игнорируются. Целью настоящей статьи является попытка подсчета лексических
единиц чеченского языка, исходя из внутренней логики языка, без оглядок на морфологические,
лексикографические и орфографические традиции иных языковых систем.

Первым самостоятельным шагом на этом пути было составление списка первичных (непроизводных)
глаголов чеченского литературного языка. По нашим подсчетам, их оказалось приблизительно
370. При этом из четырех разновидностей классных глаголов, например: бан, ван, дан, йан; беша
, веша, деша, йеша, в расчет принималась только одна – с показателем б- ( бан, беша), хотя в
некоторых случаях значения глаголов с разными показателями могут отличаться, особенно в
производных основах и в сочетании с другими словами, сравните в частности, валар – основное
значение ‘смерть’, далар – основное значение ‘дача, подача, давание’; дешархо ‘учащийся’,
ешархо ‘читатель’; омардан ‘приказать’, омарйан ‘заказать’ и т.д.

На втором этапе мы занялись подсчетом суффиксальных глаголов, образуемых от первичных основ.
К.З. Чокаев [12] в своей монографии, посвященной словообразованию, рассматривает три
глагольных суффикса: суффикс переходности -уо // -дан, суффикс модальности -дала, суффикс
побудительности -ийта. На самом деле в современном чеченском языке к разряду глагольных
суффиксов можно отнести значительно больше число суффиксальных элементов, таких как: -даккха
// -д аха (> даккхийта // д ахийта), дала (> -далийта), -д ала // -дийла // -довла (> д
алийта // -дийлийта // -довлийта), д уола, -ийта, -о и др. Они могут присоединяться не только
 к глагольным основам, но и к основам прилагательных, числительных, наречий и т.д. Поэтому
точно так же, как это было выше сделано с глаголами, можно составить матрицы основных частей
речи и проверить, с какими основами из числа элементов матриц сочетаются вышеприведенные
суффиксы и суффиксоиды. Число непроизводных прилагательных в современном чеченском языке по
нашим подсчетам получилось 182 ( см. приложение).

Сначала проверяем сочетаемость матричных глаголов со всеми возможными суффиксами и складываем
 полученные числа в итоговое. Затем проверяем сочетаемость матричных прилагательных с теми же
 суффиксами, выводим итоговую сумму. Сложив отглагольные основы с отъадективными, получаем
приблизительное число суффиксальных глаголов чеченского языка, равное 2300.

Следующим делом приступаем к такому же подсчету префиксальных глаголов. Для этого
устанавливаем число префиксальных элементов языка. К.З. Чокаев [12] рассматривает около 50
префиксов, у нас получилась цифра 60 ( см. приложение). Проверка сочетаемости 2300 глагольных
 основ с 60 префиксальными элементами займет у нас слишком много времени и места. Поэтому
допустим, что продуктивным является только шестая часть префиксов, то есть всего лишь 10
приставок (мы намеренно занижаем их число, чтобы нас не обвинили в стремлении искусственно
увеличить словарный запас чеченского языка). Тогда произведение 2300 глагольных основ на 10
префиксов даст цифру в 23 000 глаголов. Исходя из этой округленной цифры 23 000 глагольных
основ, попробуем грубо оценить лексический состав чеченского литературного языка, что до сих
пор никем еще сделано не было.

Как известно, от любой глагольной основы в чеченском языке автоматически образуются
причастные, масдарные и обстоятельственные формы.

Чеченские причастия имеют три формы времени: форму настоящего времени ( олу дош, догу дечиг,
йоду говр от глаголов 1-го спряжения; хиета, мега, диеза хIума от глаголов 2-го спряжения),
форму прошедшего времени ( аьлла дош, даьгна дечиг, едда говр) и форму будущего времени (
аьндолу дош, догудолу дечиг, йодуйолу говр).

Причастия бывают самостоятельные и несамостоятельные. Несамостоятельные или зависимые формы
употребляются с существительными и выполняют в предложении роль определений ( лепа бос, лепна
 бос, лепанболу бос). Самостоятельные или субстантивированные причастия образуются от основ
несамостоятельных причастий при помощи суффикса - рг ( лепарг, лепнарг, лепанберг). В
предложении они выступают в основном в функции подлежащего или дополнения.

Перечисленные 6 форм причастий являются положительными или утвердительными формами. Наряду с
ними в чеченском языке имеют место быть и отрицательные формы, образующиеся от основ
положительных форм при помощи префикса - ца ( цаолу дош, цааьлла дош, цааьндолу дош; цаолург,
цааьлларг, цааьндерг). Эти 12 причастных форм от каждого из 23 000 глаголов дают в языке 276
000 лексических единиц.

Спецификой чеченского языка можно считать наличие в нем аналитических форм глагола, состоящих
 из причастия и вспомогательного глагола хила ‘быть’, например: гуш хила ‘быть видимым’, деш
хила ‘быть делаемым’, лепаш хила ‘быть сияющим’. Причастия от таких форм переводятся на
русский язык во многих случаях описательно, особенно формы будущего времени: гушдолу
‘видимый’ – гинадолу ‘виданный, увиденный’ – гундолу сурт ‘картина, которую увидят’ , дешдолу
 ‘делаемый’ – динадолу ‘сделанный’ – дендолу дезар ‘дело, которое сделают’.

Субстантивированные причастия образуются при помощи суффиксоида - дерг: гушдерг ‘видимый’ –
гинадерг ‘виданный’ – гундерг ‘тот, который увидят’ , дешдерг ‘делающий, делаемый’ – динадерг
 ‘сделанный; тот, который сделал’ – дендерг ‘тот, который сделает; то, что сделают’. Как
видно из переводов, в чеченском языке не различаются формы действительного и страдательного
залогов.

Отрицательные формы причастий образуются двояким способом: при помощи приставки ца- (
цагушдолу – цагинадолу – цагундолу сурт; цагушдерг – цагинадерг – цагундерг) и посредством
отрицательного суффиксоида - доцу (гушдоцу – гинадоцу – гундоцу сурт; гушдоцург – гинадоцург
– гундоцург).

Общее количество словоформ от аналитических форм глагола 18 х 23 000 = 414 000.

Кроме этого в чеченском языке существуют еще редупликативные причастные образования типа дог-
догу, даьг-даьгна, догудол-долу; дог-догург, даьг-даьгнарг, догуден-дерг // догу дер-дерг;
цадог-догу, цадаьг-даьгна, цадогудол-долу; цадог-догург, цадаьг-даьгнарг, цадогуден-дерг,
отсюда 12 форм х 23 000 глаголов дают еще 276 000 словоформ.

Далее идут масдарные формы, образующиеся от основы инфинитива при помощи суффикса - р и
обозначающие опредмеченное действие: ала – алар, дийца – дийцар, эца – эцар, лата – латар,
хатта – хаттар и т.д. Масдары образуются от любого глагола, следовательно, 23 000 глагольных
основ дают 23 000 отглагольных производных. Отрицательная частица ца- по правилам современной
 чеченской орфографии пишется с масдаром слитно, образуя интонационно и семантически
самостоятельную лексическую единицу: алар – цаалар, дийцар – цадийцар, эцар – цаэцар, латар –
 цалатар, хаттар – цахаттар и т.д. Все они изменяются по падежам и по числам как
существительные и широко употребительны в речи, например: цааларна (хилла), цааларо (вон I
амийна), цааларца (ду), цааларх (кхеташ ду), цааларе (хьаьжжана), цааларал (сов). Таким
образом, мы имеем еще 23 000 отрицательных масдаров.

Практически от каждой чеченской глагольной основы при помощи суффикса - ийла // - дойла (ср.
олийла, водийла, социйла; сацадойла) могут быть также образованы абстактные существительные с
 семантикой возможности. Эта словообразовательная модель дает в лексическую копилку
чеченского языка еще 23 000 слов, от которых, в свою очередь, посредством префикса ца- в
таком же количестве образуются отрицательные дериваты цаолийла, цадуьйцийла, цавоьдийла,
цагойла, цахезийла, цаяздойла и т.д.

Итого общее число рассмотренных нами глагольных и отглагольных форм современного чеченского
литературного языка составляет 276 000 + 414 000 + 276 000 + 115 000 = 1 081 000 единиц. Или
23 000 глагольных основ помноженные на 47 словообразовательных моделей дают 1 081 000
отглагольных форм!

Обратите внимание, что мы до сих пор говорили только о глаголах и отглагольных формах. В
наших рассчетах мы не рассматривали собственно существительные, собственно прилагательные,
местоимения, числительные, наречия, служебные части речи, сложные глаголы, обстоятельственные
 формы глаголов.

Рассмотрим их вкратце.

Существительные:

суффиксальные ( -алла, -ам, -ана, -гIа, -иг, -ло, -о 1 , -о 2 , -ро, -хо, -ча ...);
образованные основосложением, возможности которого практически бесконечны ( хид ар, хидатар,
хидезар, хидерзор, хидестар, хидеттар, хидиллар, хидожар, хикхехьар, хилакъар, хилакъор,
хитохар, хитIедалар, хих удар, хихьарсар, хиэхар; цIеезар, цIейожар, цIетиллар, цIехийцар, цI
ехаттар и т.д.).
Прилагательные:

- прилагательные-причастия с суф. - долу практически от всех прилагательных и существительных
( дедолу, кортаболу, садолу, сийдолу, хадолу, ханйолу);
прилагательные-причастия с суф. - доцу практически от всех прилагательных и существительных
( дедоцу, кортабоцу, садоцу, серлойоцу, сийдоцу, хадоцу, ханйоцу хан).
прилагательные, образующиеся основосложением ( догдика, догдоккха, догкIеда, догвон, догмайра
, догъIаьржа; каде (< кадайн), комаьрша, саготта, сакIезга, сашорта, самаьрша, сасиха Орга,
сачехка; бIасийна Терк, чочехка верта, чошера куьйра, чомеца берзалой).
Сложные глаголы ( догдатIа, догъэца, догдаха, догхила; сагатдан, сатоха, садетта, садаккха,
салаца, салатта; садаржа, сатаса, сатийса, сахила; катоха, каетта, каягIийта, кахьакха, каяла
, катола; къахета, къахьега, къадеха, ирдогIа, иркархIотта, иркархитта).

Глаголы вторичной и третичной деривации [3]: тодан – тодадала, даздан - даздадала, нисдан –
нисдадала; къарвайта – къарвайтавала, сихавайта – сихавайтавала; цIийдалийта – цIийдадалийта.

Остоятельственные формы глагола: алаза, алале, алархьама, аллалц, аьллачохь, аьллачул, аьллач
(у)ха, аьллачуьра, аьллачхьана, аьллашехь и др.

Наречия так же бесконечны, как и причастно-деепричастные формы, от которых они образуются:
виллана, гобаьккхана, гобинна, могIабинна (латта), катоьххана вала, лергтаIIийна Iа;

Наречия образованные путем усилительной геминации (дикка, хазза, леккха, майрра, маьршша,
ондда, цIенна).

С учетом этого мы можем сказать, что максимальное число чеченских словарных единиц может
достигнуть полутора миллионов, если не больше.

Итак, сделанный нами подсчет можно свести к следующей схеме.

Приблизительное число чеченских глаголов – 23 000.

Плюс 23 000 причастий настоящего времени ( олу дош, догу дечиг, йоду говр)
+ 23 000 отриц. причастий наст. времени ( цаолу дош, цадогу дечиг, цайоду говр)
+ 23 000 причастий прош. вр. ( аьлла дош, даьгна дечиг, едда говр)
+ 23 000 отриц. причастий прош. вр. ( цааьлла дош, цадаьгна дечиг, цаедда говр)
+ 23 000 причастий будущ. вр. ( аьндолу дош, догудолу дечиг, йодуйолу говр)
+ 23 000 отриц. причастий будущ. вр. ( цааьндолу дош, цадогудолу дечиг, цайодуйолу говр)
+ 23 000 субстантивированных причастий наст. времени ( олург, догург, йодург)
+ 23 000 отрицательных субстантивированных причастий настоящего времени ( цаолург, цадогург,
цайодург)
+ 23 000 субстантивированных причастий прош. вр. ( аьлларг, даьгнарг, еддарг)
+ 23 000 отрицательных субстантивированных причастий прош. вр. ( цааьлларг, цадаьгнарг,
цаеддарг)
+ 23 000 субстантивированных причастий будущ. времени ( аьндерг, догундерг, йодунъерг)
+ 23 000 отрицательных субстантивированных причастий будущ. времени ( цааьндерг, цадогундерг,
цайодунъерг)
+ 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. - долу ( гушдолу – гинадолу – гундолу сурт, дешдолу –
динадолу – дендолу дезар)
+ 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. ца-... - долу (цагушдолу – цагинадолу – цагундолу сурт
, цадешдолу – цадинадолу – цадендолу дезар)
+ 23 000 х 3 = 69 000 субстант. причастий с суф. - дерг ( гушдерг – гинадерг – гундерг,
дешдерг – динадерг – дендерг)
+ 23 000 х 3 = 69 000 префиксально-суффиксальных субстант. причастий с ца-...- дерг (
цагушдерг – цагинадерг – цагундерг, цадешдерг – цадинадерг – цадендерг)
+ 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. - доцу (гушдоцу – гинадоцу – гундоцу сурт, дешдоцу –
динадоцу – дендоцу дезар)
+ 23 000 х 3 = 69 000 причастий с суф. - доцург (гушдоцург – гинадоцург – гундоцург,
дешдоцург – динадоцург – дендоцург)
+ 276 000 редупликативных причастных образований типа дог-догу-рг, даьг-даьгнарг, догудол-
долу // догу ден-дерг // догу дер-дерг, отсюда 12 форм х 23 000 глаголов = 276 000 словоформ.
+ 23 000 масдаров ( алар, вадар, сацар, малор, тохар, дигар, дузар, летар)
+ 23 000 отрицательных масдаров ( цаалар, цавашар, цадезар, цадузар)
+ 23 000 отглагольных форм на - ийла // - дойла ( олийла, водийла, социйла)
+ 23 000 отрицательных отглагольных форм - ийла // - дойла (цаолийла)

Итого 1 081 000 ( один миллион восемьдесят одна тысяча) отглагольных лексических единиц.




На основании всего выше изложенного мы смело можем сказать:
«ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК! И СЛАВА АЛЛАХУ ЗА ЭТО И ЗА ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ!»



Литература
Гиреев В.Ю. Некоторые вопросы глагольного словообразования в чеченском языке. – Вопросы
лексики и словообразования вайнахских языков. – Грозный, 1987. – С.13-35.
Гиреев В.Ю. Самостоятельное причастие в чеченском языке. – В сб.: Словообразование и
словоизменение в нахских языках. – Грозный, 1987.
Гиреев В.Ю. Частеречная классификация масдара чеченского языка. – Вопросы лексики и лексико-
грамматических категорий вайнахских языков. – Грозный, 1988. – С.30-46.
Гиреев В.Ю. Отглагольные образования в чеченском языке: их место в системе глагольных форм и
внутренняя дифференциация. – Тезисы докладов XII региональной научной сессии по изучению
системы и истории иберийско-кавказских языков «Отглагольные образования в кавказских языках»
от 21-22 сентября 1988 г. – Теберда, 1988.
Старчевский А.В. Кавказский толмач. (Переводчик с русского на главнейшие кавказские языки,
заключающий в себе 27 языков. По каждому языку от 2400 слов до 300 фраз и грамматический
очерк). – Спб., 1891.
Старчевский А.В. Кавказский переводчик, заключающий в себе 30 языков. – Спб., 1893.
Сулейбанова М.У. Сложные существительные в современном русском и чеченском языках. Учебное
пособие. – Пятигорск, 2001. – 32с.
Сулейбанова М.У. Сложные существительные в чеченском и русском языках. Учебное пособие. –
Пятигорск, 2002. – 75с.
Сулейбанова М.У. Продуктивные аффиксы в словообразовательных системах современных русского и
чеченского языков. – Вопросы общей и чеченской филологии. Межвузовский сборник научных трудов
. Вып. 1. – Грозный, 2003. – C. 156-170.
Чокаев К.З. О глагольном словообразовании в чеченском литературном языке // Известия ЧИНИИИЯЛ
. Т. 2. Вып. 2. – Языкознание. – Грозный, 1961. – С.151-154.
Чокаев К.З. Морфология чеченского языка. Словообразование частей речи. Ч. 1. – Грозный,
1968.
Чокаев К.З. Морфология чеченского языка. Словообразование частей речи. Ч. 2. – Грозный,
1970.
Яковлев Н.Ф. При участии З.Джамалханова, А.Хумпарова. Морфология чеченского языка. Труды
ЧИНИИИЯЛ, т.1. – Грозный, 1960.
Johanna Nichols and Arbi Vagapov. Chechen-English and English Chechen Dictionary. –
London-New York, 2004.
Нохчийн дешаран терминех лаьцна

Вайна ма-хаъара, тIамо ондда зен дина нохчийн махкана: йохийна ю школаш, ягийна-талийна ю
библиотекаш, бохийна махках бойлла шортта хьехархой. Ишта а кIезга хилла йолу нохчийн меттан
литература, йиса а йисний те аьлла, лагIъелла. ХIоьттана хьал вай дерриш а орцах довла дезаш
ду. Къаьсттана доккха жоьпалла Iуьллу лакхара доьшийлийн Iилманхошна тIехь. Церан парза
декхар ду аьлла хета ма-хуьллу сиха вузашний, ишколашний Iаматаш кечъяр, хьехархошна гIоьнна
литература язйина яккхар. Дешаран тIегIа хIинца долчул лаккхадаккхарна тIехь дикка закъалт
хилла дIахIуттур ю аьлла хета, даламукълахь, хIара Iилман-зеделлачуьнан конференци а.

Тахана оха кхузахь дийца леринарг ду нохчийн меттан дешаран керла терминаш юкъаяхаран
хьокъехь. Вайна ма-хаъара, мотт цхьанаметтахь лаьтташ бац, дахаран хьелаш хийцадаларе
хьаьжжана кхуьуш бу. ТIаьхьарчу 20-30 шарахь онда хийцамаш хилла дуьненахь а, къаьсттана вайн
 махкахь а. Керла Iилманхой, яздархой, литераторш а кхиаре терра, къоман кхетам а лакхабаьлла
. Цара шайн говзарш юккъе ялайо керла нохчийн меттан терминаш-неологизмаш. Вукху агIор, тI
емаш бахьана долуш республикера къаьмнаш дIаса а дахана оьрсийн мотт хаар а лагIделла тI
екхуьучу чкъуран. Бераш чIогIа хала кхета оьрсийн маттахь йолчу предметех, дешаран оьрсийн
терминаш ца хаарна. Цундела тоххара юьхьенцара школа нохчийн матте яккха еза хьал хIоьттана
вайн махкахь. Цуьнца цхьана цхьайолу терминаш нохчийн матте яха езар а. ТIаьхьарчунна тIедоьг
Iна ду тхан таханлера къамел. Масала, университетехь, нохчийн меттан кафедрин гуламехь
йийцаре а йина, хьалххе дуьйна тIеэцна лелош ю иштта дешаран терминаш:


1. алам /бу/ (чeкхъяьлла ойла гойту xабаран дакъа) — предложени


цхьалхе алам — простое предложение
чолхе алам — сложное предложение
баьржана алам — распространенное предложение
баржаза алам — нераспространенное предложение
тIетуху алам я тIеалам — придаточное предложение
аламан меженаш — члены предложение
аламан коьрта меженаш — главные члены предложения
аламан коьртаза меженаш — второстепенные члены предложения

Этимологиций, дошкхолларан некъаций, меттан хотIаций нийса а йогIуш кхоьллинчу термино
цхьанаметта шортта очакхаш дIайоху къамела юккъера. Масала, и дика го ала ‘багахдаккха,
вистхила’ боху хандашах -м суффиксан гIоьнца кхоьллинчу алам цIердашехь. Иза грамматикин
предложенин маьIнехь лелийна ца Iаш, «высказывание, выражение, фраза» маьIнехь лело йиш а ю,
ала дашна, алгебрин алам алгебраическое выражение. Цунах атта юха а хандош дало, ша чIогIа
оьшуш долу, аьр вай, алам бан «вносить предложение, предлагать». ТIаккха «сан алам бу я ас
алам бо хьенех тхьамда харжа» аьлла, цаI вистхилча, цунах кхета гIерташ къахьега ца деза.
Изза ала чот ю шардам терминах а.


2. шардам /бу/ — упражнение


цIера шардам /бу/ — домашнее упражнение
грамматикин шардам /бу/ — грамматическое упражнение
дегIан шардам я спортшардам — физическое упражнение.
Вайна ма-гарра, шардан хандашах схьадаьлла и дош, грамматикин маьIнехь кхетийна ца Iаш,
физкультурин маьIнехь кхето йиш а ю, масала: пресс чIагIъен шардам, гимнастикин шардамаш.
Наггахь волчо, шардам дош ца дезаш, цунах шардар до, амма цунна шен лерсица ца хаъло шардар
термин мелла эшна юйла, юккъехь ши -р хиларна а, дуьззана цIердош ца хиларна (масдарца
хандешан маьIна алсам ду хIинца а), маьIнаш дукха хиларна а (у шардар, латта шардар, I
амийнарг шардар), грамматикин класс хийцаяларна а (шардар, шарбар, шаръяр). Доцца аьлча
шардар дашехь терминийн куц (терминологичность шех олург) данне а дац, иза халкъана кхоьчу
маьIнехь дойзаш долу дела, ткъа шардам дашехь ду, ша кхуллушехь Iилманехь лело кхоьллина
хиларна.


3. дозар /ду/ спряжение


Хандош хенашкахь хийцадаларх дозар олу. Нохчийн меттан хандешнийн ши дозар ду.
1-ра дозар юкъадогIу карара хенан чаккхенгахь -у (-в) долу хандешнаш. Масала: ала, саца, деша
, тан, лан, дан, ган, тен (хIунда аьлча хIун до? — олу, соцу, доьшу, тов, лов, до, го, тоь.
2-гIа дозар юкъадогIу карара хенан чаккхенгахь -а долу хандешнаш. Масла: хаза, даша, лата,
мага, даша, Iама, Iана (хIунда аьлча хIун до? — хеза, деша, лета, мега, деша, Iема, Iена).


4. озам /бу/ наклонение
ХIинцалера саттам оьрсийн маттара йина калька хиларе терра дукха ирча термин ю. Шен чулацаме
диллича наклонени къамелдечо дуьйцушдолчух шена хетарг, шен озабезам гойту категори ю,
цундела озам термино и маьIна дико чулоцу. Дуста: билгала озам, тIедожоран озам, бехкаман
озам, лааран озам.


5. ардамдош — причасти


Билгалдешан, хандешан амат долчу къамелан декъах ардамдош олу.


6. тIеардамдош- деепричасти


Куцдешан, хандешан амат долчу къамелан декъах тIеардамдош олу.
И ший а тIаьхьара термин цIердош, билгалдош, хандош, куцдош, айдардош терминийн могIарехь дI
анисло, кхета атта а ю, хIунда аьлча арда действовать, ардам действие дуйла хаьа вайна, ткъа
причасти, деепричасти вайн маттахь цхьа а бух боцуш ду.


7. эриг — субъект, подлежащее


8. дериг — предикат, сказуемое


лелийча дика хир дара вай, цкъа делахь уьш, нохчийн дешнаш хила ма-деззара, доций ду; шолгIа
делахь, мелла а этимологин орам гуш ду (эриг — аламехь олуш долу коьртаниг, дериг — аламехь
эригах дериг, долушдерг, дуьйцург); кхоалгIа делахь, эриг-дериг, оьрсийн тема-рема бохург
санна, вовшашца рифма йолуш хаза а ду.


9. цIоьмалгийн къовларш — кавычки


цIоьмалгийн къовларш юккъе лаца — взять в кавычки
цIоьмалгийн къовларш схьаелла — открыть кавычки
цIоьмалгийн къовларш дIакъовла — закрыть кавычки


10. Iамат /ю/ учебник,


1-ра классан Iамат — учебник 1-го класса,
нохчийн меттан Iамат /ю/ — учебник чеченского языка,
оьрсийн меттан Iамат /ю/ — учебник по русскому языку.
Шен кхоллаяларца тамашийна хетахь а (хIинццалц суффикс -т хандашана тIекхеташ яцара, хьовса:
дийнат ‘садолхIума’, орамат ‘тIейолу хIума’), и термин тIекхуьучу чкъуро къобалйина тIеэцна а
 ю, хьалхара шиъ санна, нохчийн маттана вуно оьшуш а ю. Цуьнан дика хилар долчунна тIе а го,
тхуна хетарехь, цунах атта кхи цхьа термин ян яларна: гIо-Iамат.


11. гIо-Iамат /ю/ — учебное пособие,


дешаран гIо-Iамат — учебное пособие
методикин гIо-Iамат /ю/ — методическое пособие.
хьехархошна лерана гIо-Iамат — пособие для учителей
Нагахь санна хIокху дошкхолларан кепах вайна пайдаэца лаахь, вайга сихха социале термин а
ялур ю, гIо-ахча /ду/ ‘денежное пособие’ аьлла.
Лакхахь ялийнарш санна, коьрта яцахь а, лело бегIийлий, оьшушший ю дешаран системехь ишта
терминаш а:


12. гулар /ю/ — сборник; набор, комплект, коллекция

диктантийн гулар — сборник диктантов
байтийн гулар — сборник стихов
эшарийн гулар — сборник песен


13. говзар /ю/- говза йина я говза язйина хIума,


ишколан говзар — сочинени,
яздархочуьн говзар — произведени,
суртйозанчин говзар — диллина сурт
говза [говзу, гевзира, гевзина, говзур йу] — дика ян, говза ян, кхолла;
ирхкема говза, робот говза, керлачу тайпана компьютер говза
гойзана куьйга йина, искусственни; гойзана садеIар,
гойзана спутник, гойзана дог, гойзана кIади


14. сизар /ю/ — линейка;


логарифмийн сизар — логарифмическая линейка


15. язолг /ю/ — ручка


Дика язолг,
хаза язолг,
автоязолг я шаязолг.


16. дeтаьптар /ду/ — дневник,


1. кIиран рагIйоза тIeхь долу дешарxойн таьптар;
2. дийнахь xилларш я дагадeънарш тIeяздeн таьптар

И массо термин, Iилманехь ма-аллара, апробийрина ю, вуьшта аьлча, ешархошна йовзийтина,
зеелла ю, уггар хьалха нохчийн периодикин зорбанехь «Геланча», «Орга», «СтелаIад»
журналашкахь, «Даймохк» газетехь. Цул сов, и терминаш юкъаягIана дуккха а дешнижайнешна, I
илман статьяшна, Iаматашна а. Царах цхьайолу литература оха лахахь ялайо ешархошна йовзийта а
, оьшучунна гIоьнна а.


Литература:


Ахмадов М. Нохчийн гIиллакх-оьздангалла. 10-11 классашна лерана Iамат. — Нальчик, 2003.
Вагапов А.Д., Дадашев Р.Х. Оьрсийн-нохчийн физикин терминийн дошам. — Соьлжа-гIала, 1999.
Вагапов А.Д. English-Chechen Dictionary /Ингалс-Нохчийн дешнижайна/. — Соьлжа-гIала, 1999.
Вагапов А.Д. Нохчийн меттан доштуьду жайна. — Нальчик. 2002.
Вагапов А.Д., Цацаева А. Chechen-English phrasebook. — Грозный. 2003.
Вагапов А.Д. ЦIердешнийн легарш. Методикин гIо-Iамат. — Грозный, 2003.
Вагапов А.Д., Хамирзоев С.Х. ЦIердешнийн легарш // Вестник ЧИПКРО «Геланча» № 4. — Грозный,
2003.
Вагапов А.Д. Краткий этимологический словарь чеченского языка. Буквы А-Аь // Вайнах, № 11. —
Грозный, 2003.
Вагапов А.Д. Учебный этимологический словарь чеченского языка. Буквы А-Д // Вестник ЧИПКРО «
Геланча» № 1-3. — Грозный, 2004.
Вагапов А.Д. Учебный этимологический словарь чеченского языка. Буквы Ж-К // Вестник ЧИПКРО «
Геланча» № 2. — Грозный, 2005.
Вагапов А.Д., Вагапова К.А. Англо-чеченский лингвистический словарь // Вестник ЛАМ, № 20,
Грозный, 2003. — с.37-39.
Вагапов А.Д., Ахмадова З.М. Нохчийн меттан урокехь дийнатийн, ораматийн цIерш Iамор. —
Грозный. 2005.
J. Nichols and Vagapov A.D. Chechen-English and English-Chechen Dictionary. —
New-York-London, 2004.

  Вагапов А.Д. (НПУ-н нохчийн меттан кафедрин куьйгалхо)
К происхождению названий некоторых животных в чеченском языке
/Грозный, ЧГУ/



      1. Buož ‘козёл-вожак’ (ингушск. buog, цова-тушинск. b'ok'). Восходит к пранахскому *bag
(сравните чеченск. мн. bežaloj < bažiloj), имеющему соответствия в кавказских (кабардинск. b
žen ‘коза’, адыгейск. bž’e ‘рог’, даргинск. bek’, лакск. bak’ ‘голова, главарь, вожак’) и
индоевропейских языках: древнеисландск. bokkr, древневерхненем. boc, древнеирландск. boc,
персидск. boz ‘козёл’ < индоевропейск. *bog- ‘крутой, с изогнутыми рогами’. Возможно, сюда же
 относится и сванск. pik’w ‘кастрированный козёл’ (< *bik’w < *bak’w). Родственно чеченскому
buoža ‘мужчина’, мн. buožarij, buožaber ‘мальчик’, табасаранск. baž ‘мальчик’, мн. bažar,
литовск. buože ‘голова, горб’, buožis ‘головастый человек’.



      2. Buorš ‘бычок’ (ингушск. buorš, цова-тушинск. borš, мн. baršuj). Соответствует
древнеиндийскому vrşa- ‘бык’, vrşan ‘самец’, varşati ‘дождить’, авестийскому varešna ‘cамец’,
латинск. *versеs ‘вепрь’, литовск. veršis ‘телёнок’, латышск. versis ‘бык’. Исходная форма
восстанавливается в виде barš ‘оплодотворяющий’, на что указывают формы род. падежа baršan,
множ. числа beršaloj < barshiloj, а также чеченские jett barše beana ‘корова в течке’ и buorš
alla ‘оплодотворение, покрытие’. Возможно, сюда же относится и аварское barši ‘зрелость’,
чамалинское baršila ‘созревание’.



      3. Bula ‘зубр’ – дагестанское *bol’on / *bul’un ‘свинья’ (авар. bul’on, андийск. bol’
on, bul’uni), адыгейск. blane ‘мужественный, энергичный’, кабардинск. blane ‘сильный’,
‘зверь’, ‘лань’ – индоевропейское *bul- ‘вздуваться; большой; бык’ (средненижненем. bulle,
древнеангл. bula, bull ‘бык’, древнесеверн. boli, древневерхненем. boln ‘большой’) – тюркское
*bolan ‘лось, олень’. Восходит к форме *bulun ‘крупное, могучее животное’, родственной
чеченск. b-ūlan ‘напрячь, вздуть, зарядить’, древнеиндийск. bala ‘сила’, balavant ‘сильный’,
bala-da ‘бык’. Бросается в глаза, что германские формы фонетически и семантически наиболее
близки к чеченским.



      4. Saj ‘олень’ (ингушск. saj, цова-тушинск. sag). Образовано с помощью суффикса -г от
нахск. *sa ‘угол, рог’ и буквально означает ‘рогатое (животное)’, сравните типологически
латинск. ceruus ‘олень’, греческ. keras ‘рог’, kar ‘голова’, нахск. *kar ‘голова, рог’ >
чеченск. kur, мн. karraš. Эта основа (saj ‘олень’), несомненно, родственна чеченск. sag //
stag ‘человек’, иранск. *saka ‘развилина, сук, рог’, осетинск. sag ‘олень’.



      5. Sag // stag // tag ‘муж, мужчина; человек’ (ингушск. sag, цова-тушинск. stak’),
имеющее параллели в кавказских (гунзибск. suk’u, бежтинск. suk’o, цезск. žek’u, хваршинск. ž
ik’wa ‘человек’, лакск. ttukku ‘осёл’) и некоторых других языках: хуpритск. taghe ‘мужчина,
самец’, древнеангл. secg ‘мужчина, человек’, англ. stag ‘самец-олень; холостяк’. Образовано
лексико-семантическим способом от нахского *sag ‘олень’ (> stag > tag). Переход значений
‘самец животного’ – ‘мужчина’ обычное явление в истории языков, сравните, например,
индоевропейск. *bog’ ‘козел’, чеченск. buož ‘козел’ – buoža, buožarij ‘мужчина, мужчины’.



      6. Su // stu // tu ‘бык, вол’ (ингушск. ust, цова-туш. pst’u). Восходит к пранахскому
архетипу *sa(r) // *sta(r) // *ta(r), соответствующему индоевропейскому *(s)taru //
*(s)taur- ‘бык, вол’ (латинск. taurus, литовск. tauras, старослав. turъ, древнерусск. тур,
албанск. tarok, галл. tarvos, древнеирл. tarb ‘бык’) и семитскому *stur ‘сильный, крепкий,
рослый’. Производной формой является чеченское star-gha ‘бычок’, ингушское sirgha,
коррелирующее с германским *steur-ika (средневерхненем. sterke ‘телка’, древнеангл. stierk,
англ. stirk ‘теленок’), образованным с помощью уменьшительного суффикса -ika от германского
*steur ‘бык’ (Watkins 2000, 2126).



      7. Vir ‘осёл’ (ингушск. vir, цова-тушинск. vir). Исходная форма *var ‘сильный, крупный’
(cpавните чеченск. мн. varraš, тушинск. varbi), следовательно ни картвельское *vir- ‘осёл’,
ни индоевропейское *wir- ‘мужчина, герой, мулодец’ (cpавните латинск. vir ‘мужчина’, прусск.
vir ‘мужчина’, литовск. vyras, готск. wair ‘мужчина’, авестийск. vira, древнеиндийск. viras
‘мужчина, герой’, тохарск. А wir ‘молодой, молодец’) не могут быть источником нахского слова.
Сюда относится, вероятно, и лакское viri-ču ‘герой’. Данные семантической типологии указывают
 на переход значения ‘самец животного’ в значение ‘мужчина, герой’, что подтверждается, в
частности, такими примерами, как: 1) чеченск. sag ‘олень’ > sag ‘мужчина’, 2) buož ‘козёл,
вожак’ > buoža ‘мужчина’, 3) энецк. mar ‘самец оленя, марал’ – чеченск. mar ‘муж’,
индоевропейск. *mer-io ‘молодой мужчина’; 4) индоевропейск. *ari ‘нехолощенный баран’ > *ari
‘самец, мужчина; ариец’ (cpавните сюда нахское āri ka ‘нехолощенный баран’, чеченск. эра ка –
 то же, эра бугIа ‘бык производитель, бугай’).



      8. Gowr ‘лошадь’ (ингушск. gowr). Предполагая этимон ‘сильная, выносливая, подвижная,
беговая’, сближаем с древнеиндийск. gaura ‘красноватый; буйвол’, литовск. gauras ‘волосы’ (*
‘грива лошади’), авестийск. zavar ‘сила’, древнееврейск. gavr- ‘сила’, араб. džavar ‘бегущие’
. Исходная форма *gaur. Возможно, сюда же относятся аварск. gabur ‘шея’ < ‘грива’?, андийск.,
каратинск., ботлихск. garu ‘шея’, тиндинск., годоберинск. gjaru ‘шея’ (Климов 2003, 102),
русск. каурый (о масти лошади), каурка. Типологически сравните латинское mannus ‘лошадь’ при
mane ‘грива’.



      9. Din ‘конь, скакун’ (ингушск. din, цова-тушинск. don). Соотносится с чеченск. die
‘сила, мощь’, dцnalla ‘выносливость, жизнестойкость’ < dien-ulla. Сопоставляем с
древнечеченским dijna ‘подвижный, энергичный, живой’, din-gad // din-gat ‘ласка’ (буквально
‘юркая, подвижная кошка’), греч. dynamis ‘сила, мощь’, dynamikos ‘сильный, могучий’, dynatos
‘сильный, крепкий’, валийск. dyn, бретонск. den ‘человек’ < ‘крепкий, сильный’, нем. dienen
‘служить, годиться’, Diener ‘слуга’. Буквальное значение – ‘подвижный, живой, энергичный,
сильный’. Семантически сравните чеченск. govr ‘лошадь, конь’ при индоевропейск. *gaur-
‘крупный, сильный’. Попутно укажем на сходство вышеприведенного нахского *gad // *gat ‘кошка’
 в чеченском din-gad // din-gat ‘ласка’ с индоевропейским *gat // kat ‘кошка, кот’.



      10. Ka ‘баран’. Общенахское: чеченск. мн. число kuoj, род. п. един. числа koman,
ингушск. ka, цова-тушинск. komen ‘мужской, самцовый’. Основа широко представлена в
дагестанских языках: аварск. kuj ‘баран’ (> či ‘человек’ < ‘мужчина, самец’), андийск. kun,
kumi, каратин. kuni, лакск. ku ‘баран’ (> *ku > ču ‘человек’), хиналугск. ki ‘самец’ (
сравните аварск. či ‘человек’), даргинск. чирах. ku ‘баран’, мн. kumeь, цудахарск. čuj-meь.
Отсюда, возможно, славянское *konь (древнерус. конь, комонь ‘конь’ от ‘самец, жеребец’?).



      11. Masar ‘горный козел’, ‘серна’ (диал. mesar, ингушск. mosar, цова-тушинск. masor
‘серна’, мн. maserč). От нахского mas ‘волос, перья’ (сравните индоевропейск. *mas- ‘волос,
мох’, дагестанск. mix-, mux- ‘шерсть’), что предполагает исходное значение ‘шерстистый,
длиннорунный’. Родственно чеч. mаša ‘сукно’, древнеиндийск. meša, авестийск. maeša ‘овца’,
шугнанск. meхak ‘горный баран’ < *maiša-aka.



      12. Xersig ‘поросенок’ (ингуш. xursk). Образовано при помощи уменьшительного суффикса
-ig от основы *xars // *h’ars- // *ph’ars- ‘светлый, розоватый, русый’, соответствующей
индоевропейск. *perk- ‘пестрый, пятнистый’, *pork'o // ‘свинья’ (лат. роrcus, лит. paršas
‘боров’, слав. *porsen ‘поросенок’, курдск. purs ‘свинья’, древневехненем. farh, древнеангл.
fearh ‘свинья’).



      13. H’iex1 ‘горный тур’ (диалектное h’iek, ингушск. h’agh, цова-тушинск. h’ax ‘тур’, мн
. h’axar). Диалектные данные (кистинск. h’āх, мн. h’ōxаrij, итумкалинск. h’ax, мн. h’axarij)
указывают на исходную форму *h’ax (< *h’ak // *ph’ak), неотделимую, на наш взгляд, от
индоевропейск. *pheku- ‘скот’, иран. *pak ‘мелкий скот; овца, баран’ (авест. pasu- ‘скот’,
хотаносакск. pasa ‘овца, мелкий скот’, пехлевийск. pah, курдск. pas, pes, афганск. psэ ‘овца;
мелкий скот’, осетинск. fys ‘овца’). В индоевропеистике считается твердо установленной связь
между индоевропейск. *pheku- ‘скот’ и *pheku- // *phek` ‘чесать шерсть; волос; овца’ (греч.
pekos ‘стриженая шерсть; руно’, древневерхненем. fahs ‘волосы’, иранск. раs, осетин. fasm
‘шерсть осенней стрижки’, fasyn ‘расчесывать’), что позволяет нам привлечь сюда же нахское
*phās- ‘волокно, шерстинка, волос’ (> *ph’āsa > чеченск. h’āsa [хьāса]). С фонетической точки
 зрения (и не только!) интересно рассмотреть также омонимичную основу h’iex2 ‘пещера’ (
диалектное h’iek, ингушск. h’axar, цова-тушинск. h’ex ‘пещера’, h’exaren ‘пещеристый’).
Восходит к форме *ph’ex < *ph’ek, мн. *ph’ekar-š, неотделимой от кабардинск. h’eku, адыгейск.
h’akuy ‘печь’, русск. пеку, печь, Печора, древнерусск. печера ‘пещера’ (< *пекера), афганск.
pox ‘печеный; зрелый’, албанск. pjek ‘пеку’, иранск. *pak, индоевропейск. *peku- ‘печь,
варить’ (Фасмер III 256).



      14. Esa ‘телёнок’ (ингушск. ‘asa, цова-тушинск. as). Исходное пранахск. *as // *asi
‘теленок, тёлка’ допустимо сближать с англ. ass, среднеангл. asse ‘осел’. За вычетом
классного показателя сближаем с дагестанским *b-as- ‘теленок’ (аварск. beče < *b-ese, ахвахск
. buša < *b-usa, бежтинск. biše < *bise).
Литература

Алироев И.Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь чеченского и ингушского языков и диалектов
. – Махачкала, 1975.

Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоеропейский язык и индоевропейцы. – Тбилиси, 1984.

Имнайшвили Д.С. Историко-сравнительный анализ фонетики нахских языков. – Тбилиси, 1977.

Климов Г.А. Халилов М.Ш.. Кавказские языки. – М., 2003.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1964-1973.

Опубликовано в Материалах II международного симпозиума кавказоведов, посвященного 110 летию
со дня рождения А.С. Чикобава. – Тбилиси, «Мецниереба», 2008. – С. 161-165.

P.S. Тезисное изложение темы объясняется ограниченностью места, предоставляемого одному
автору в материалах симпозиума.
О нерелевантности /нефонематичности/ признака придыхательности фонем в праиндоевропейском
языке
/Грозный, ЧГУ/



      В последнее время в компаративистике распространена точка зрения, по которой в
праиндоевропейском языке признак придыхательности смычных фонем был нефонематичным.
Придыхательный и непридыхательный звуки могли проявляться как комбинаторные варианты
соответствующих фонем. С учетом этого положения таблица смычных праиндоевропейского языка
постулируется следующим образом [Bomhard, Гамкрелидзе, Иванов, Hopper]:

     cерия I (p’, t’, K’),

     cерия II (bh // b, dh // d, Gh // G),

     cерия III (ph // p, th // t, Kh // K).



      Типологическим примером языка, в котором придыхательные и непридыхательные звуки
являются аллофонами единой фонемы, может служить чеченский язык, входящий в нахскую группу
нахско-дагестанских языков, ср., к примеру, в серии II:

      Чеч. beghijla // bheghijla ‘удобный’, bogham // bhogham ‘столб, бревно’ < пранах.
*baghum, ср. гот. bagms ‘tree’; чеч. bad ‘утка’ – диал. bhad, чеч. dдndarg // dhдndarg ‘пуля;
юла’; douxa ‘теплый’, диал. dhajxa, ср. ст.-слав. duxъ ‘дух’, рус. духота, и.-е. *dhous-
‘душа, дыхание’, ср. пранах. *dousan // *deusan // *dusan ‘накачивать, раздувать’; чеч. moda
‘грязь (на теле)’ – диал. mhoda (ср. англ. mud, швед. modda). В серии III: чеч. phid ‘икра
ноги; лягушка’ < phad // *pad, ср. и.-е. *ped // phed ‘foot’ (ср. др.-англ. pad, швед. padda
‘лягушка’); нах. *pha ‘hand; foot’, phanar ‘лопатка’ – и.-е. *phe- ‘stretch, split; ладонь с
растопыренными пальцами; конечность’ (др.-англ. sphya ‘spade, paddle’, афг. pha ‘foot’). Нах.
*tam > чеч. tum // thum ‘corn-cob’, ср. иран. tuhum ‘семя’. Чеч. tacha, диал. taka // thaka ‘
path’, ср. и.-е. *tek- ‘течь’, иран. taka, перс. tacha. Чечен. tonka // thonka ‘табак’.



            Несмотря на то, что в фонетической системе современного чеченского языка широко
представлены глоттализованные согласные индоевропейской серии 1 (Гамкр. 1984: 91), в
большинстве случаев чеченский язык поддерживает традиционную реконструкцию без абруптивных,
хотя отдельные факты действительно обнаруживают глоттализованные примеры:

      И.-е. *k’ant ‘son, born’ (галл. gnathus ‘сын’, ст.-слав. zent ‘зять’, лат. gentis, греч
. (kasi-) gnetos ‘сын’) – нах. k’ant ‘son, boy’ (бац. k’nat), тинд. кунтIа ‘муж’, багв. кунтI
а ‘муж, самец’, каб. кIантIэ ‘маленький’).



      С палатализацией (Гамкр. 1984: 91): PIE *ghєer- // *k'ar- ‘жар’ (арм. jer ‘warm’, алб.
тоск. zjarr ‘fire’, алб. гег. zjarm ‘heat, жара’, рус. жар ‘раскаленные угли, огонь’) – нах.
*c’ar ‘огонь’: чеч. c’e ‘огонь’, Gen. c’eran, Erg c’aro (авар. c’a, бод. c'a, рут. c'aj ‘fire
’, груз. c'wa ‘flame’).



      Без палатализации (Гамкр. 1984: 91): PIE *ghєor- // *k'ar- ‘жар’ (др.-инд. gharma- ‘
heat’, алб. gare ‘тлеющий уголь’, рус. гореть, гарь, лит. gareti ‘жечь’) – нах. *k’aru ‘coal’
(Ch k’ora, Gen. k’oran), cp. цах. k’arna, агул. k’aref, лезг. qaru ‘black, черный’.



      И.-е. *pal- / *p’al- ‘палец’ – чеч. p’al- ‘палец’, картв. *polo ‘копыто’.

      И.-е. *dom // t’om ‘дом; семейство, семья’ (др.-инд. dama- ‘house, dwelling’, авест.
dam, греч. гомер. domos, лат. domus ‘house, dwelling, семья’, ст.-слав. domu ‘home’) – нах.
*t’am > t’um ‘nuclear’, чеч. t’um, pl t’amarsh ‘ядро; спинной мозг’ (инг. t’um, бац. t’um),
дарг. tum ‘vein, sinew’. Родственно чеч. тум // тхьум ‘corn-cob; coccyx’. Исходная форма
слова – *t’am- (< *dam), ср. основу косв. п. t’amar-an. Первоначально этот корень означал
‘семя, семена’, откуда в нахских языках развилось значение ‘семечко, ядро, кочан, початок (с
семенами)’, а в и.-е. языках – ‘семейство, семья, домочадцы, дом, жилище’.



      Все вышеизложенное свидетельствует, что данные иберийско-кавказских языков, в
особенности данные её нахской группы, могут быть широко использованы в типологических и даже
генетических исследованиях индоевропейских языков.
Библиография

Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоеропейский язык и индоевропейцы. – Тбилиси, 1984.

Имнайшвили Д.С. Историко-сравнительный анализ фонетики нахских языков. – Тбилиси, 1977.
Bomhard A.R. The Indo-European phonological system: New thoughts about its reconstruction and
development (ORBIS, Bulletin International de documentation Linguiatique, t. XXVIII, № 1:
66-110).